Возмещение вреда причиненного правомерными действиями

Возмещение вреда причиненного правомерными действиями Крайняя необходимость

Возмещение вреда причиненного правомерными действиями - Народный СоветникЪ

Появление правового государства подразумевает, что многие социальные и экономические риски человеческого бытия должны быть разделены всем обществом, а не возлагаться на плечи отдельного пострадавшего. К. Маркс утверждал, что мудрый законодатель принимает норму закона тогда, когда появляется острая необходимость в ее принятии и возникают перемены в общественных отношениях.

Поэтому от имени общества государство обязано оказывать помощь пострадавшим, при этом получая право взыскивать понесенные им расходы с террористов. Е.А. Суханов рассматривает правоотношения, связанные с правомерным причинением вреда, как специальный вид деликтной ответственности, с чем, собственно, нельзя не согласиться.

Российское законодательство предусматривает возможность причинения вреда как противоправными, так и правомерными действиями. Гражданский кодекс не содержит общих норм, регламентирующих механизмы установления размера возмещаемого вреда, причиняемого правомерными действиями. В соответствии с п. 3 ст.

1064 ГК РФ вред, причиняемый правомерными действиями, подле жит возмещению в случаях, предусмотренных законом. В данном случае законодатель делает отсылку на специальное законодательство.

Возмещение вреда, причиняемого правомерными действиями при пресечении террористического акта, то есть в ходе проведения контртеррористической операции, более детально регулирует Федеральный закон от 06.03.2006 № 35-ФЗ «О противодействии терроризму».

В статье 22 данного Федерального закона указано, что в случае лишения жизни лица, участвовавшего в совершении террористического акта, а также причинения вреда здоровью или имуществу участниками террористического акта, или же иным законным интересам личности, общества или государства при пресечении террористического акта либо осуществлении иных мероприятий, связанных с противодействием терроризму, такие действия, предписываемые или разрешенные законодательством Российской Федерации, являются правомерными. Согласно статье 18 вышеупомянутого закона возмещение вреда, причиняемого правомерными действиями в ходе проведения контртеррористических операций, происходит за счет средств федерального бюджета, порядок данных выплат устанавливает Правительство Российской Федерации. Вред, причиняемый здоровью и имуществу лица, которое участвует в террористической акции, а также вред, повлекший смерть этого лица в ходе проведения контртеррористической операции правомерными действиями, возмещению не подлежит.

Проанализировав ст. 18 Федерального закона «О противодействии терроризму», можно прийти к выводу, что она предусматривает два вида вреда, причиняемого правомерными действиями. В первом случае вред причиняется правомерными действиями лицу, которое непосредственно участвует в совершении террористического акта. Данный вред не подлежит возмещению.

Во втором случае при осуществлении контртеррористических операций вред причиняется правомерными действиями другим лицам, жертвам обстоятельств, которые оказались в зоне совершения террористической акции. Такой вред обязательно должен подлежать возмещению.

Также следует отметить, что в статье 18 Федерального закона «О противодействии терроризму» предусмотрено два способа возмещения вреда, причиняемого террористическим актом: компенсационные выплаты физическим и юридическим лицам, которые стали жертвами террористической акции (первая часть указанной статьи), и возмещение вреда, причиняемого при пресечении террористического акта правомерными действиями (вторая часть указанной статьи).

На сегодняшний день порядок осуществления компенсационных выплат лицам, которые пострадали в результате правомерных действий в ходе проведения контртеррористический операций, регулируется Постановлением Правительства РФ от 15 февраля 2014 г.

№ 110 «О выделении бюджетных ассигнований из Резервного фонда Правительства Российской Федерации по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и последствий стихийных бедствий».

Данное постановление регламентирует порядок и размер компенсационных выплат лицам, которым правомерными действиями был нанесен вред в ходе проведения контртеррористической операции.

Указанное постановление предусматривает следующие компенсационные выплаты: а) единовременное пособие: – членам семей граждан, которые погибли от правомерных действий в ходе проведения контртеррористической операции, в размере 1 миллион рублей на каждого умершего; – семьям граждан, которые погибли от правомерных действий в ходе проведения контртеррористической операции, в размере, равном стоимости услуг, предоставляемых согласно гарантированному перечню услуг по погребению, который установлен законодательством РФ; – гражданам, которым был причинен правомерными действиями в ходе проведения контртеррористической операции вред здоровью, с учетом степени тяжести вреда здоровью из расчета степени тяжести вреда (лицам, которым был причинен тяжкий вред здоровью или вред средней тяжести, выплачивается компенсация в размере четыреста тысяч рублей на человека, в случае, если здоровью лица был причинен легкий вред, – двести тысяч рублей на человека); – для граждан, которые являлись заложниками, но не получили вред здоровью в результате пресечения террористического акта правомерными действиями, размер компенсации составляет сто тысяч рублей на человека; б) финансовая помощь в случае утраты имущества: – гражданам: за частично утраченное имущество – пятьдесят тысяч рублей на человека, за полностью утраченное имущество – сто тысяч рублей на человека; – юридическим лицам: за частично утраченное имущество – до двухсот тысяч рублей на одно юридическое лицо, за полностью утраченное имущество – до четырехсот тысяч рублей на одно юридическое лицо.

На практике возникает проблема при осуществлении компенсационных выплат лицам, получившим правомерными действиями в ходе проведения контртеррористической операции тяжкий вред здоровью или вред средней тяжести.

На данный момент лицам, которым был причинен в ходе пресечения террористического акта правомерными действиями тяжкий вред здоровью, и лицам, которым был нанесен вред здоровью средней тяжести, в соответствии с вышеуказанным Постановлением Правительства положена компенсация в одинаковом размере.

На наш взгляд, в Постановление Правительства РФ от 15 февраля 2014 года № 110 необходимо внести изменения, связанные с разграничением компенсационных выплат при получении лицами вреда средней тяжести и тяжкого вреда здоровью.

Также в Федеральном законе «О противодействии терроризму» и Постановлении Правительства никак не отражен статус иностранных граждан и лиц без гражданства. В ранее действовавшем Федеральном законе от 25.07.1998 № 130–ФЗ «О борьбе с терроризмом» правовой статус иностранных граждан был приравнен к правовому статусу граждан Российской Федерации.

Мы считаем целесообразным внести изменения в статью 18 Федерального закона «О противодействии терроризму», закрепив в ней правовой статус иностранных граждан и лиц без гражданства, так как на данный момент, исходя из буквального толкования норм закона и постановления правительства, не понятно, имеют ли указанные категории право на возмещение вреда, причиненного террористическим актом, а также на получение компенсаций, связанных с причинением вреда правомерными действиями в ходе проведения контртеррористических операций. Также следует отметить, что компенсационные выплаты, которые предусмотрены первой частью статьи 18 Закона «О противодействии терроризму», отличаются ограниченностью размера, в отличие от выплат, предусмотренных частью второй. В соответствии с частью 2 статьи 18 Федерального закона от 06.03.2006 № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» вред, причиняемый правомерными действиями в ходе проведения контртеррористической операции, возмещается за счет средств федерального бюджета в соответствии с законодательством Российской Федерации в порядке, который устанавливает правительство Российской Федерации. Постановление Правительства РФ предусматривает лишь компенсации, но не право требовать возмещения вреда. Зачастую размер причиненного вреда не соизмерим с компенсационными выплатами, предусмотренными данным постановлением. Государственные органы самостоятельно определяют, в каком размере и в какой срок осуществлять выплату компенсаций.

Таким образом происходит подмена права на возмещение вреда по правилам ответственности по ГК (гл. 59) правом на социальную помощь, осуществляемую государством в лице своих органов.

Постановление Правительства предусматривает только порядок реализации положений части 1 статьи 18 Федерального закона «О противодействии терроризму», поскольку утвержденные этим постановлением правила регулируют исключительно осуществление компенсационных выплат.

Возмещение вреда, причиняемого правомерными действиями в ходе проведения контртеррористических операций, осуществляется исключительно в соответствии с частью 2 статьи 8 Федерального закона «О противодействии терроризму».

Данное возмещение должно осуществляться за счет средств федерального бюджета в соответствии с законодательством Российской Федерации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

К сожалению, в настоящее время отсутствует установленный Правительством порядок реализации предусмотренных частью 2 статьи 18 «О противодействии терроризму» прав на возмещение вреда, причиняемого правомерными действиями при пресечении террористического акта. Данный факт не является правовым основанием для ограничения конституционных прав и свобод человека и гражданина на возмещение вреда, причиняемого правомерными действиями при пресечении террористического акта.

Несоблюдение уполномоченными органами требований действующего законодательства, в частности статьи 18 Федерального закона «О противодействии терроризму», влечет за собой нарушение не только имущественных, но и конституционных прав граждан.

Статья 22 ФЗ «О противодействии терроризму» освобождает лиц, которые участвуют в проведении контртеррористической операции, от ответственности за вред, причиняемый их правомерными действиями, но указанная статья никак не влечет освобождение государства от возмещения вреда, причиняемого правомерными действиями при пресечении террористических актов.

На наш взгляд, необходимо провести параллель между компенсационными выплатами (социальная помощь) и возмещением вреда по правилам ответственности главы 59 ГК РФ. Мы считаем, что лица, которым был причинен вред правомерными действиями в ходе проведения контртеррористических операций, имеют право на возмещение вреда по правилам гл.

59 ГК РФ при одновременном сохранении права на получение единовременного пособия, предусмотренного ч. 1 ст. 18 ФЗ «О противодействии терроризму» и Постановлением Правительства РФ от 15 февраля 2014 года.

Также действующее законодательство никак не регламентирует компенсацию морального вреда, причиняемого правомерными действиями в ходе проведения контртеррористических операций. Считаем необходимым в ч. 2 ст.

18 Федерального закона «О противодействии терроризму» отдельно отразить возможность возмещения государством морального вреда лицам, пострадавшим от правомерных действий в ходе проведения контртеррористических операций.

Исходя из вышеизложенного, можно прийти к выводу, что возмещение вреда, причиненного правомерными действиями в ходе проведения контртеррористической операции, в настоящее время остается одной из самых актуальных и дискуссионных проблем. Возмещение вреда, причиненного правомерными действиями в ходе проведения контртеррористических операций, должным образом не закреплено в действующем законодательстве.

Источник: http://Advokatorium.com/index.php/ru/articles/vozmescenie_vreda_prichinennogo_pravomernymi_deystviyami

Правомерное причинение вреда

Правомерное причинение вреда

Введение. 3

§ 1. Необходимая оборона. 5

§ 2. Крайняя необходимость. 13

§ 3. Физическое или психическое принуждение. 20

§ 4. Обоснованный риск. 22

§ 5. Исполнение приказа или распоряжения. 27

§ 6. Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление. 30

Заключение. 35

Список используемой литературы.. 37

В жизни нередко встречаются ситуации, когда вред причинен, но поведение лица, причинившего этот вред, закон не признает противоправным. По общему правилу вред, причиненный правомерными действиями, возмещению не подлежит.

Правомерным признается причинение вреда при исполнении лицом своих обязанностей, предусмотренных законом, иными правовыми актами или профессиональными инструкциями.

Например, при тушении пожара обычно повреждается имущество, находящееся в зоне пожара, но возникший в связи с этим вред не подлежит возмещению, если действия пожарных совершались в рамках соответствующих правил.

Аналогично решается вопрос и в случаях, когда по решению соответствующей эпидемиологической службы уничтожаются животные, если возникла угроза распространения через них опасного инфекционного заболевания.

Правомерным признается причинение вреда действием, на совершение которого дано согласие самого потерпевшего, если оно выражено дееспособным лицом и свободно (например, согласие на трансплантацию внутренних органов, кожи, крови и т. п.). Кроме того, согласие потерпевшего само должно быть правомерным.

Распространенным случаем правомерного причинения вреда является причинение его в состоянии необходимой обороны. Согласно ст.

1066 ГК РФ[1] вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, возмещению не подлежит, если при этом не были превышены ее пределы. В случае превышения пределов необходимой обороны вред должен возмещаться на общих основаниях.

В частности, при этом должны учитываться как степень вины потерпевшего, действия которого были причиной вреда, так и вина причинителя вреда.

В уголовном и административном законодательстве РФ наиболее полно учтены случаи правомерного причинения вреда. Во-первых, все меры ответственности причиняют вред правонарушителю: лишают его свободы, ограничивают свободу, умаляют имущество (лишение свободы, штраф и др.).

Во-вторых, вред причиняют меры государственного принуждения, применяются государственными органами по определенной законом процедуре, а потому являются правомерными. В ряде случаев правомерный вред может быть причинен и гражданами. Имеется в виду случаи необходимой обороны, крайней необходимости, исполнение законного приказа и т.д.

В случае причинения вреда правомерными действиями законодательство освобождает от ответственности.

Рассмотрим данные случаи правомерного причинения вреда более подробно.

Под необходимой обороной понимается правомерная защита от общественно опасного посягательства путем причинения вреда посягающему.

Каждый человек имеет право на защиту своих прав и законных интересов, прав и законных интересов другого лица, общества и государства от общественно опасного посягательства.

Право на необходимую оборону вытекает из естественного, присущего человеку от рождения права на жизнь.

Статья 45 Конституции РФ[2] провозглашает, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Необходимая оборона является обстоятельством, исключающим общественную опасность и противоправность, а следовательно, преступность и наказуемость действий обороняющегося.

Эти действия, хотя формально и подпадают (по внешним данным) под признаки предусмотренного уголовным законом деяния, на самом деле являются общественно полезными, поскольку служат интересам предотвращения и пресечения преступлений.

Осуществление акта необходимой обороны – субъективное право гражданина. На гражданах не лежит правовая обязанность осуществлять акт обороны. В определенных ситуациях оборона от преступного посягательства может являться моральной обязанностью, общественным долгом гражданина.

Однако на определенной категории лиц в ряде случаев лежит не только моральная, но и правовая обязанность обороняться от происходящего нападения.

К числу таких лиц относятся сотрудники милиции, других подразделений органов внутренних дел, военнослужащие, сотрудники Федеральной службы безопасности, федеральных органов государственной охраны, других охранных служб, инкассаторы и проч.

Осуществление акта необходимой обороны со стороны этих лиц является их служебным долгом.

Условия правомерности акта необходимой обороны принято подразделять на относящиеся к посягательству и защите. Посягательство должно быть: а) общественно опасным; б) наличным; в) действительным (реальным).

Право на оборону порождает только общественно опасное посягательство на правоохраняемые интересы. Чаще всего оборона осуществляется против преступного, уголовно наказуемого посягательства. Однако не требуется, чтобы посягательство было непременно преступным.

Достаточно, чтобы оно было общественно опасным и по объективным признакам воспринималось как преступное нападение.

Поэтому допустима необходимая оборона от посягательства душевнобольного, малолетнего или лица, действующего под влиянием устраняющей его вину фактической ошибки.

Необходимая оборона допустима и против незаконных действий должностных лиц, посягающих путем злоупотребления служебным положением на законные права и интересы граждан. Речь идет о заведомом, явном произволе. Если же действия должностного лица по форме, внешне соответствуют законным требованиям, то насильственное сопротивление, как правило, не может быть оправдано.[3]

Посягательство должно быть наличным, т.е. начавшимся (или близким к началу) и еще не окончившимся. Оно должно обладать способностью неминуемо, немедленно причинить общественно опасный вред.

Наличным признается такое посягательство, которое уже начало осуществляться или непосредственная угроза осуществления которого была настолько очевидной, что было ясно: посягательство может тотчас же, немедленно осуществиться. О последнем может свидетельствовать конкретная угроза словами, жестами, демонстрация оружия и прочие устрашающие способы.

Посягательство не является наличным в тех случаях, когда оно закончилось и опасность уже не угрожает. Момент фактического окончания общественно опасного посягательства является конечным моментом необходимой обороны.

Посягательство должно быть действительным, реальным, а не мнимым, существующим в объективной действительности, а не только в воображении защищающегося.

Признак действительности нападения позволяет провести разграничение между необходимой обороной и мнимой обороной. Мнимая оборона – это оборона против воображаемого, кажущегося, но в действительности не существующего посягательства. Юридические последствия мнимой обороны определяются по общим правилам о фактической ошибке.

При решении этого вопроса возможны два основных варианта:

а) если фактическая ошибка исключает умысел и неосторожность, то устраняется и уголовная ответственность за действия, совершенные в состоянии мнимой обороны. В таких случаях лицо не только не сознает, но по обстоятельствам дела не должно и не может сознавать, что общественно опасного посягательства нет. Налицо – случай, невиновное причинение вреда.

б) если при мнимой обороне лицо, причиняющее вред мнимому посягателю, не сознавало, что в действительности посягательства нет, добросовестно заблуждаясь в оценке сложившейся обстановки, но по обстоятельствам дела должно было и могло сознавать это, ответственность за причиненный вред наступает как за неосторожное преступление.

Следует иметь в виду, что мнимая оборона и необходимая оборона предполагают определенные обязательные условия: необходимая оборона – наличие реального посягательства, мнимая оборона – совершение действий, принятых за такое посягательство.

В тех случаях, когда лицо совершенно неосновательно предположило нападение, когда ни поведение потерпевшего, ни вся обстановка по делу не давали ему никаких реальных оснований опасаться нападения, оно подлежит ответственности на общих основаниях как за умышленное преступление. В этих случаях действия лица не связаны с мнимой обороной, а вред потерпевшему причиняется вследствие чрезмерной, ничем не оправданной подозрительности виновного.

Как отмечалось выше, существуют условия, относящиеся к защите от общественно опасного посягательства:

а) допускается защита не только собственных интересов обороняющегося, но и интересов других лиц, а также интересов общества и государства;

б) защита осуществляется путем причинения вреда посягающему, а не третьим (посторонним) лицам, как при крайней необходимости;

в) защита должна быть своевременной;

г) защита не должна превышать пределов необходимости.

Особенностью защиты при необходимой обороне является ее активный характер. При необходимой обороне защита по существу является контрнаступлением, контрнападением. Только такая оборона представляет надежную гарантию от грозящей опасности.

Важное значение имеет указание закона о том, что право на оборону принадлежит лицу «независимо от возможности избежать посягательства, либо обратиться за помощью к другим лицам или органам власти» (ч. 2 ст. 37 УК РФ[4]).

Применение правил о необходимой обороне возможно и к некоторым случаям причинения смерти или телесных повреждений в драке. В практике нередко встречаются ошибки в применении ст. 37 УК РФ к таким случаям, поскольку ситуация, связанная с осуществлением акта необходимой обороны, с внешней стороны может походить на «обоюдную драку».

В этих случаях необходимо тщательным образом выяснить, кто был инициатором, нападающей стороной.

Но и независимо от того, кто был зачинщиком драки, у ее участников может возникнуть право на оборону в тех случаях, когда: 1) один из дерущихся резко выходит за пределы нанесения побоев и стремится причинить более тяжкий вред и 2) один из участников драки отказался от ее продолжения или фактически прекратил драку (упал, стал убегать и проч.), а другой продолжает наносить побои.

Источник: http://MirZnanii.com/a/31235/pravomernoe-prichinenie-vreda

Особенности законодательства по вопросу компенсации ущерба, причиненного в результате правомерных действий органами власти и их должностными лицами

Особенности законодательства по вопросу компенсации ущерба, причиненного в результате правомерных действий органами власти и их должностными лицами

Абашкина Е. Н.

Особенности законодательства по вопросу компенсации ущерба, причиненного в результате правомерных действий органами власти и их должностными лицами [Текст] // Юридические науки: проблемы и перспективы: материалы V Междунар. науч. конф. (г. Казань, октябрь 2016 г.). — Казань: Бук, 2016. — С. 50-53. — URL https://moluch.ru/conf/law/archive/223/11148/ (дата обращения: 12.05.2018).



В статье рассматривается возможность компенсации ущерба, причиненного личности или имуществу гражданина, а также имуществу организации, правомерными действиями государственных или муниципальных органов, их должностных лиц, а также иных лиц, которым государство делегировало властные полномочия. Автор анализирует изменения законодательства и проблемы его применения.

Ключевые слова: возмещение вреда, компенсация ущерба, гражданско-правовая ответственность

Согласно статье 2 Конституции Российской Федерации (РФ) человек, его права и свободы являются высшей ценностью.

Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства [1]. И как правовое государство (ст.

1 Конституции РФ), Россия, в случае нарушения прав человека, должна обеспечить справедливое и быстрое восстановление данных прав, возместить причиненный ущерб.

Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы (п. 2 ст. 15 Конституции РФ), но, к сожалению даже действуя в рамках закона можно причинить окружающим физическим и юридическим лицам вред, который подлежит возмещению.

Существуют и такие ситуации, когда возникает некое столкновение интересов, охраняемых законом, для предотвращения вреда одному из них появляется необходимость в причинении вреда иному охраняемому законом интересу.

Например, чтобы остановить распространение пожара при интенсивном ветре вдоль деревенской улицы, глава органа местного самоуправления сельского поселения распорядился разобрать несколько очередных дома, несмотря на возражения его владельцев.

Тем самым пожар был остановлен и спасены другие дома вдоль улицы.

Совершенные действия были направлены на спасение большого числа жилых домов и надворных построек других жителей этого сельского поселения, защиту которых при сложившихся обстоятельствах обеспечить другими, не связанными с причинением вреда средствами оказалось невозможно.

Приданных обстоятельствах на современном этапе, вопрос гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный правомерными действиями государственных органов и органов местного самоуправления, а также их должностных лиц, является важным и актуальным.

Одной из особенностей гражданско-правовой ответственности является ее компенсационный характер, а основной целью — восстановление имущественной сферы потерпевшего.

30 декабря 2012 г. был принят Федеральный закон № 302-ФЗ «О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» [8]. Именно благодаря этому закону в Гражданском кодексе (ГК) РФ появилась статья 16.1, которая стала одной из важнейших новелл российского законодательства.

Она касается возможности компенсации ущерба, причиненного личности или имуществу гражданина, а также имуществу организации, правомерными действиями государственных или муниципальных органов, их должностных лиц или иных лиц, обладающих государственно-властными полномочиями [2].

Вероятно, что со временем это поможет предотвратить причинение вреда со стороны властных органов и их должностных лиц, а также укрепит законность.

Деятельность некоторых государственных органов, в частности, полиции, таможенных, пограничных органов, неразрывно связана с риском причинения вреда жизни и здоровью, а также имуществу физических и юридических лиц, что вытекает из их полномочий на применение физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия. Однако вред зачастую причиняется не только лицам, совершающим правонарушения, но и иным лицам, возможно, случайно оказавшимся в это же время в этом же месте. К сожалению, нередкими являются ситуации, когда в ходе проведения специальных мероприятий (в частности — в рамках контртеррористической операции) причиняется вред личности либо имуществу физических или юридических лиц. Так, например, вред может быть причинен зданиям, сооружениям, в которых скрывается террорист, входящим в собственность граждан или организаций; могут быть разбиты стекла, входные двери, повреждена дорогостоящая оргтехника.

В подобных ситуациях действует предел причинения правомерного вреда, который также применим и в условиях крайней необходимости, и при реквизиции имущества — причинение меньшего вреда во избежание большего.

В любом случае, например, задерживая лицо, совершившее преступление, сотрудники полиции совершают общественно-полезные действия, изолируя от общества преступника. Данные действия сотрудников полиции не теряют полезного социального эффекта, даже если осуществлены с причинением вреда третьим лицам.

В то же время именно подобные ситуации дают возможность требовать компенсации, когда государственный орган принимает правомерный правовой акт либо совершает правомерные действия: изъятие в установленном законом порядке имущества для государственных нужд, правомерный односторонний отказ от исполнения государственного контракта и т. д. Действия имеют чрезвычайный характер, совершаются в экстремальных ситуациях в целях самозащиты или защиты интересов третьих лиц (общества, государства, граждан, организаций), поэтому и являются социально полезными, общественно необходимыми.

Хотя в статье 16.1 ГК РФ речь идет о компенсации ущерба, мы также можем говорить и о возмещении вреда, опираясь на слова В. Казанцева.

Он подчеркивает: «В юриспруденции нет четкого определения понятия ущерба, однако учеными, как правило, выделяются две его разновидности — убытки и вред.

Убытки — это ущерб, который выражен в денежной форме; вред — это уничтожение либо умаление личного или имущественного блага» [10]. В соответствии с данным делением понятие «вред» входит в состав понятия «ущерб».

Компенсации подлежит реальный ущерб и зачастую размер выплачиваемых компенсаций не способен покрыть суммы, требуемые для возмещения причиненного вреда. Сама по себе компенсация состоит в максимальном восстановлении негативных последствий, возникших в результате совершения правомерных действий.

Ущерб компенсируется только в тех случаях, которые предусмотрены законом. Компенсация производится не за счет причинившего вред должностного лица либо органа власти, а за счет казны соответствующего уровня на основании судебного решения либо нормативно-правового акта.

Подобные ограничения в нашем законодательстве существовали и до появления статьи 16.1 ГК РФ. Так, в соответствии с ч. 3 ст. 22 Федерального закона от 26 декабря 2008 г.

№ 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» [5] вред, причиненный юридическим лицам, индивидуальным предпринимателям правомерными действиями должностных лиц органа государственного контроля (надзора), органа муниципального контроля, возмещению не подлежит, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами. Аналогичная норма закреплена в ч. 3 ст. 25 Федерального закона от 27 ноября 2010 г. № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации» [6] в отношении вреда, причиненного лицам правомерными действиями таможенных органов и их должностных лиц.

Помимо этого, п. 2 ст. 18 Федерального закона от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» [4], предусмотрено, что возмещение вреда, причиненного при пресечении террористического акта правомерными действиями, осуществляется за счет средств федерального бюджета в соответствии с законодательством Российской Федерации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Согласно п. 3 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом. В возмещении вреда может быть отказано, если вред причинен по просьбе или с согласия потерпевшего, а действия причинителя вреда не нарушают нравственные принципы общества.

В Постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 22 мая 2015 года по делу № А66–13965/2014 находим: «В предусмотренных статьей 16.

1 ГК РФ случаях компенсация ущерба, причиненного правомерными действиями государственных органов, возможна только, если это прямо предусмотрено законом. Истец на нормы такого закона не ссылается.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения жалобы и отмены обжалуемых судебных актов не имеется» [9].

Ряд законодательных актов, определяющих ситуации правомерного причинения вреда сотрудниками правоохранительных органов, одновременно предусматривают освобождение последних от ответственности за такой вред. Например, согласно п. 9 ст.

18 Федерального закона от 7 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции» сотрудник полиции не несет ответственности за вред, причиненный гражданам и организациям при применении физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия, если применение физической силы, специальных средств или огнестрельного оружия осуществлялось по основаниям и в порядке, установленными законами [7].

Личный состав пожарной охраны, иные участники тушения пожара, ликвидации катастрофы, аварии, иной чрезвычайной ситуации, действовавшие в условиях крайней необходимости, от возмещения причиненного ущерба освобождаются (ст. 22 ФЗ «О пожарной безопасности») [3].

В п. 3 ст. 18 Федерального закона от 6 марта 2006 г. № 35-ФЗ «О противодействии терроризму» так же закреплено: «Вред, причиненный при пресечении террористического акта правомерными действиями здоровью и имуществу лица, участвующего в террористическом акте, а также вред, вызванный смертью этого лица, возмещению не подлежит».

В то же время в приведенных законах речь идет об освобождении от ответственности конкретных сотрудников, являющихся непосредственными причинителями вреда.

Исполняя служебные обязанности, должностные лица государственных органов, могут причинить вред в условиях крайней необходимости при тушении пожара, задержании лица, совершившего преступление или подозреваемого в совершении преступления, при освобождении заложников, при проведении оперативно-розыскных мероприятий и при выполнении других служебных обязанностей. Это обстоятельство само по себе не исключает предъявление исков о возмещении вреда к соответствующим подразделениям МВД, МЧС и т. д.

При решении вопроса о компенсации ущерба применяя ст. 16.

1 ГК РФ следует оценивать несколько ключевых моментов: характер действий, причинивших вред (были ли они правомерными), факт причиненного ущерба именно в ходе действий соответствующих органов, а также существование правовой нормы, непосредственно закрепляющей ответственность за вред, причиненный этими действиями. Суд должен установить причинно-следственную связь, на основании которой будет вынесено решение.

Безусловно, в ст. 16.1 ГК РФ есть свои недостатки. Например, там не прописано, есть ли возможность решать вопросы компенсации ущерба в досудебном порядке. Самостоятельно ст. 16.1 ГК РФ применяться также не может.

Это следует из ее буквального толкования. Точного перечня правомерных действий, причиняющих вред, тоже нет, но его следует разработать, так как это существенный пробел в законодательстве.

Отсутствует и определение размера возмещения в случаях, когда ущерб причинен правомерными действиями.

Ответственность за действия органов власти лежит на государстве, выплаты производятся за счет казны соответствующего уровня. И это достаточно спорный момент.

С одной стороны, государственные и муниципальные органы действуют в рамках закона на основании полученных распоряжений, с другой — если всю ответственность на себя будет брать государство, то органы власти, их должностные лица могут небрежно относиться к своей работе: выбить дверь квартиры в ситуации, когда этого можно избежать; разбить витрины и нанести больший вред, например, магазину, чем возможно. Они не платят за это, и им может быть все равно. Поэтому, необходимо предусмотреть механизм привлечения виновных должностных лиц к ответственности.

На сегодняшний день, рассмотрение в суде дел о возмещении физическим и юридическим лицам вреда, причиненного правомерными действиями государственных органов или органов местного самоуправления, как показывает судебная практика, зачастую заканчиваются отказом в удовлетворении исковых требований.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/conf/law/archive/223/11148/

Кубанское агенство судебной информации

Потапенко С.В., доктор юридических наук,

профессор, почетный работник судебной системы, заслуженный юрист РФ,

заведующий кафедрой гражданского процесса

и международного права юридического факультета

Кубанского государственного университета

Компенсация ущерба, причиненного правомерными действиями государственных органов и органов местного самоуправления

(: Власть Закона. 2013. № 4 (16). С. 38-42. На сайте pro-sud-123.ru статья размещена с разрешения автора)

С 1 марта 2013 г., за исключением отдельных положений, вступил в силу Федеральный закон от 30.12.12 № 302-ФЗ “О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации” (далее – Закон № 302-ФЗ). В соответствии со ст. 16.1 ГК РФ (в ред.

Закона № 302-ФЗ), в случаях и в порядке, которые предусмотрены законом, ущерб, причиненный личности или имуществу гражданина либо имуществу юридического лица правомерными действиями государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, а также иных лиц, которым государством делегированы властные полномочия, подлежит компенсации.

В чем новизна приведенной нормы. Если ранее и сейчас действующая ст. 16 ГК РФ предусматривает возмещение убытков, причиненных только незаконными действиями (бездействиями) государственных органов и органов местного самоуправления, то Закон № 302 – ФЗ дополняет ГК РФ новой статьей 16.

1, предусматривающей компенсацию ущерба, причиненного правомерными действиями государственных органов и органов местного самоуправления.

При этом в соответствии с данной статьей ответственность несут не только указанные органы, но и должностные лица этих органов, а также иные лица, которым государством делегированы властные полномочия.

Таким образом, ущерб должен быть компенсирован как от неправомерных, так и от правомерных действий публичной власти.  Возмещение ущерба, причиненного правомерными действиями публичной власти, явление новое, но не революционное.

Как известно, противоправность – одно из важных условий гражданско-правовой ответственности. Однако, согласно п. 3 ст. 1064 ГК РФ (общие основания ответственности за причинение вреда), вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом.

Один из таких примеров возмещения вреда, причиненного правомерными действиями, приведен в п. 36 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18.10.

2012 N 21 “О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования” [i] Пленум ВС РФ отметил, что с учетом положений пункта 3 статьи 1064 ГК РФ Федеральный закон “Об охране окружающей среды” допускает ответственность за вред, причиненный правомерными действиями (пункт 3 статьи 1064 ГК РФ).

Так, например, внесение платы за негативное воздействие на окружающую среду не освобождает субъектов хозяйственной и иной деятельности от выполнения мероприятий по охране окружающей среды и возмещению вреда окружающей среде (статья 16 Федерального закона “Об охране окружающей среды”); осуществление заказчиком и (или) субъектом хозяйственной и иной деятельности, включая деятельность по изъятию компонентов природной среды, предполагает обязанность этих лиц возместить вред окружающей среде, в том числе, когда на проект такой деятельности имеется положительное заключение государственной экологической экспертизы (статья 77 Федерального закона “Об охране окружающей среды”).

Если  ст. 16 ГК РФ предусматривает возмещение убытков, причиненных только незаконными действиями (бездействиями) государственных органов и органов местного самоуправления, то ст. 16.

1 ГК РФ говорит уже не о возмещении убытков, а о компенсации ущерба.

Проблема соотношения понятий “вред”, “убытки”, “ущерб” далеко не новая, поэтому выскажу свою позицию по этому вопросу исключительно применительно к ст. 16.1 ГК РФ.

Согласно ч. 2 ст. 15 ГК РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода).

При возмещении убытков имущественный интерес потерпевшего удовлетворяется за счет денежной компенсации понесенных им имущественных потерь. Исходя из этого, возмещение убытков всегда носит компенсационный характер. Не случайно, поэтому в ст. 16.1 ГК РФ речь идет именно о компенсации ущерба.

Ответственность по ст. 16.1 ГК РФ (компенсация реального ущерба) значительно уже ответственности по ст. 16 ГК РФ (возмещение убытков), поскольку возмещение убытков предполагает не только компенсацию реального ущерба, но и взыскание упущенной выгоды.

Такое положение вполне справедливо и обусловлено тем, что по ст. 16.1 ГК РФ компенсируется ущерб, причиненный правомерными действиями государственных органов и органов местного самоуправления, а по ст.

16 ГК РФ возмещаются убытки, причиненные незаконными действиями государственных органов и органов местного самоуправления.

Компенсация ущерба по ст. 16.1 ГК РФ связана с так называемым внедоговорным вредом и носит характер  деликтной ответственности, поэтому при ее взыскании следует руководствоваться нормами гражданско – правового института «Обязательства вследствие причинения вреда». В силу ст.

1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

На последнее обстоятельство надо обратить особое внимание, поскольку в ст. 16.1 ГК РФ речь идет о безвиновной компенсации ущерба.

По общему правилу вина в гражданском праве – необходимый элемент состава гражданского правонарушения, обусловливающий применение гражданско-правовой ответственности. В п. 1 ст. 401 ГК РФ  говорится о вине в форме умысла или неосторожности. Такой же вывод можно  сделать при анализе гл.

59 ГК РФ «Обязательства вследствие причинения вреда». То есть гражданское законодательство не отказалось от традиционного для уголовно – правовой сферы понимания вины как субъективного психического отношения лица к своему поведению и его последствиям.

При этом  гражданские правонарушения, как правило, совершаются с виной в форме неосторожности.

Ответственность, наступающая независимо от вины правонарушителя (объективная ответственность) составляет исключение и применяется только в прямо установленных законом случаях.  Так, например, независимо от вины причинителя в соответствии со ст.

1070 ГК РФ подлежит возмещению вред, причиненнный гражданину незаконными действиями правоохранительных органов, и вред, причиненный лицу деятельностью, которая создает повышенную опасность для окружающих (источником повышенной опасности) (ст.

1079 ГК РФ), а во многих случаях также моральный вред (ст. 1100 ГК РФ).

Следовательно, случаи безвиновной ответственности по ст. 16.1 ГК РФ должны быть специально оговорены в законе.

В качестве примера причинения ущерба правомерными действиями в СМИ часто приводят операции по освобождения заложников, ущерб имуществу при задержании преступников.

Например, если преступник захватил банк, ювелирный магазин и взял заложников, то правоохранительные органы принимают все меры к освобождению людей. Но в ходе операции витрины разбиваются, стены, двери и мебель ломаются.

Таким образом, правомерными действиями правоохранителей наносится ущерб имуществу предпринимателя. Но для взыскания этого ущерба с государства недостаточно вступившей в силу ст. 16.1 ГК РФ.

Требуется дополнительное правовое регулирование в виде конкретных случаев и порядка безвиновной ответственности государства за ущерб, причиненный правомерными действиями публичной власти.

Источник: http://pro-sud-123.ru/science/publications/kompensatsiya-ushcherba-prichinennogo-pravomernymi-deystviyami-gosudarstvennykh-organov-i-organov-me

Добавить комментарий