Что такое эксцесс исполнителя?

30 Эксцесс исполнителя

Что такое эксцесс исполнителя?

Эксцесс исполнителя – этосовершение исполнителем преступления,кот. не охватывается умыслом др.соучастников.

Исполнителем совершаютсядействия, выходящие за пределы соглашения,достигнутого с остальными соучастниками.

Таким образом, эксцесс исполнителяимеетместо там, где другие соучастники непредусматривали, не желали и не допускалисовершения тех преступных действий,совершил исполнитель. 

Различают два видаэксцесса: количественный и качественный

Количественныйэксцессимеет место тогда, когда исполнитель,выходя за рамки договоренности с другимисоучастниками, совершает однородный сзадуманным преступление (например,договоренности совершить кражу онсовершает грабеж).

Качественныйэксцесс– это совершение исполнителем совсемдругой по сравнению с задуманнымсоучастниками преступления (например,договоренности совершить кражуисполнитель совершил убийство). Этот«другой» преступление может бытьсовершено исполнителем вместо того, окотором он договорился с другимисоучастниками, или в дополнение к нему.

При таком эксцессе исполнитель отвечаетпо правилам реальной совок-ти преступлений:за задуманное и совершенное по соглащентюс соучастниками прест. и за то деяние,кот. совершил при эксцессе.

Таким образом, соучастники, как приколичественном, так и при качественномэксцессе исполнителя за эксцессответственности не несут, посколькуэто прест. не охватывалось их умыслом.

31 Понятие и виды причастности к преступлению

Причастностьк преступлению -это действие или бездействие, хотя исвязана с совершением преступления, ноне является соучастием в нем.

Наосновании положений частей 6 и 7 ст. 27УК, с учетом теории и сложившейсяпрактики, выделяются следующие видыпричастности к преступлению:

1) Заранее необещанное (т.е. не обещанное до окончания(завершения) преступления) сокрытиепреступления.

2) Заранее необещанное приобретение или сбытимущества, добытого преступным путем.

3) Легализация(отмывание) доходов, полученных преступнымпутем.

4) Заранее необещанное попустительство преступления.

5) Не уведомлениео преступлении – это заранее не обещанноенесообщение о достоверно известномособо тяжкое преступлении, совершаетсяили совершено, влечет за собой уголовнуюответственность только в случаях,специально предусмотренных настоящимКодексом.

Эти виды причастностиявляются самостоятельными преступлениямии поэтому влекут за собой уголовнуюответственность.

1)Сокрытие преступления– это активная деятельность лица посокрытию преступника, средств и орудийсовершения преступления, его следовили предметов, добытых преступнымпутем. Причемречь идет только о заранее не обещанноеукрывательство, т.е.

о сокрытии, необещанное до окончания (завершения)преступления.

 Это,например, случай, когда убийца вокровавленной одежде после совершенияпреступления пришел к своему знакомомуи, рассказав о случившемся, попросилдать ему другую одежду, а окровавленныйсжечь, что знаком и поступил.

2)Приобретениеили сбыт имущества,добытого преступным путем,  этоактивная деятельность лица, оказываетсяв покупке или иной возмездной передачеимущества, добытого преступным путем,или хранении такого имущества. Речьидет лишь о действиях, заранее необещанные. Если такие действия былизаранее обещаны, то они образуют, в силуч. 5 ст. 27 УК, пособничество.

 Приобретениеи сбыт, которые не были заранее обещаныдо окончания преступления, влекут засобой ответственность за самостоятельноепреступление по ст. 198 УК – как видпричастности к преступлению (ч. 6 ст. 27УК). Данное преступление предусматриваетзнание субъектом того, что приобретенноеим имущество добыто преступным путем,т.е.

в результате конкретного преступления,кражи, разбоя и т.п..

3)Легализация(отмывание) доходов, полученных преступнымпутем.

а) легализация(отмывание) доходов, полученных преступнымпутем (ст. 209 УК);

б) использованиесредств, полученных от незаконногооборота наркотических средств,психотропных веществ, их аналогов (ст.306 УК). Речь идет лишь о действиях,заранее не обещанные. Если такиедействия были заранее обещаны, то ониобразуют, в силу ч. 5 ст. 27 пособничество.

4) Поблажка выражаетсяв том, что лицо, которое обязано было имогло помешать совершению преступления,такому преступлению не препятствует:преступление совершается. Например,работник милиции, зная о готовящемсяпреступлении, его не прекращает, хотяобязан был это сделать, а потомупреступление совершается.

В Общей части УКпрямо не установлена ​​ответственностьза попустительство. Вопрос обответственности за попустительстворешается следующим образом:

1) если оно былозаранее обещанным, то становитсяпособничеством, потому что такоепопустительство есть не что иное, какустранение препятствий совершениюпреступления или содействие сокрытиюпреступления (ч. 5 ст. 27);

2) заранее же необещанное попустительство образуетсобой в случаях, предусмотренных вОсобенной части УК, должностноепреступление (злоупотребление служебнымположением – ст. 364, служебная халатность- ст. 367)

Таким образом, иззакона следует, что наличие заранееданного обещания или ее отсутствие даетвозможность дать различную юридическуюоценку сокрытию, приобретению или сбытупредметов, добытых преступным путем, ипопустительства.

 Если эти действия(бездействие) были заранее обещаны – этопособничество преступления, если такоеобещание было дано после окончанияпреступления, отв. наступает засамостоятельное преступление в случаях,предусмотренных в УК.

5) Неуведомление о преступлении -это заранее не обещанное несообщениео достоверно известном особо тяжкоепреступлении, совершается или совершено.

Источник: https://StudFiles.net/preview/5170264/page:22/

Эксцесс исполнителя преступления: понятие, классификация. Соучастие в преступлении :

Преступление может быть совершено как одним лицом, так двумя и более: тогда речь идет о соучастии. Что оно собой представляет? Под этим термином подразумевается совместное участие людей в совершении умышленного преступления. И наряду с исполнителем соучастниками признаются подстрекатель, организатор и пособник.

Ответственность соучастников преступления при эксцессе исполнителя

Ответственность соучастников преступления перед законом зависит от степени и характера фактического участия каждого лица в совершении правонарушения, при этом их действия квалифицируются в соответствии с их функциональной ролбю в нем.

Немалую руль при этом играют и личностные признаки. То еть если они напрямую влияют на степень общественной опасности, то они вменяются и другим участникам преступления наряду с исполнителем.

При отнесении же их исключительно к личности одного из соучастников, остальные лица не несут за них ответственность.

При назначении наказания также учитываются мотивы и цели совершения преступления, при условии если соучастники их осознавали, но не обязательно разделяли. Если деяние по каким-либо причинам не было доведено до конца, соучастники все равно будут нести ответственность за покушение на преступление или приготовление к нему.

Прикосновенность к преступлению

В уголовном праве имеется такое определение как “прикосновенность к преступлению”, которое отличается от соучастия, но при этом имеет схожие с ним признаки. Так, действия лица в этом случае могут не иметь причинной связи с деянием соучастников, но при этом имеется какая-либо причастность к ним. В качестве примера прикосновенности можно привести:

  • недоносительство (несообщение или пассивное поведение);
  • попустительство (бездействие);
  • укрывательство;
  • приобретение или сбыт имущества, которое добыто преступным путем.

А соучастие в преступлении непременно должно иметь причинную связь с действиями иных лиц, покушающихся на противозаконное деяние.

Эксцесс

Эксцесс исполнителя преступления – это совершение деяния, противоречащего законодательству, вне зависимости от умысла других соучастников. В этом случае остальные лица отвечают только за те деяния, которые они были намерены совершить, а исполнитель отвечает отдельно за произошедший эксцесс.

Эксцесс исполнителя преступления и его уголовно-правовое значение

Эксцесс – преступление, которое совершается исполнителем по своей инициативе и не зависит от других соучастников. Он возможен при любой форме соучастия, которая предусмотрена УК РФ. Исполнитель в этом случае самостоятельно выходит за рамки деяния, которое было предварительно согласовано с другими участниками, совершая иного рода преступление.

Эксцесс исполнителя преступления подразумевает несоответствие итогов совершенного преступления действиям соучастников. Субъективная связь между ними становится утерянной, так как исполнитель изменяет содержание умысла.

Общий признак всех случаев эксцесса – незапланированность действий исполнителя для соучастников преступления.

Рассмотрим следующий случай. Подстрекатель, отдавая указание исполнителю на совершение квартирной кражи, предполагал, что в случае обнаружения в квартире хозяев тот пойдет на убийство, но при этом все равно допустил факт совершения данного преступления.

И поскольку в этой ситуации соучастник имел предположение об определенных действиях исполнителя, речь об эксцессе как таковом здесь не идет, даже если совершение преступления не входило в планы других участников.

В этом случае это будет считаться косвенным умыслом, и при назначении наказания будет квалифицироваться в соответствии с этим фактом.

Если же подстрекатель не предполагал бы никоим образом указанного деяния исполнителя, тогда можно было бы говорить о совершении эксцесса.

Виды эксцесса

В уголовном праве разделяются определенные виды эксцесса исполнителя, зависящие от того, в каком именно направлении действие уклонилась от общего замысла. Имеются количественные и качественные эксцессы. Кроме этого, отдельно можно выделить эксцесс, когда исполнитель совершает двойное преступление: задуманное всеми соучастниками и то, которое он решил совершить по своей инициативе.

Количественный эксцесс

Рассмотрим эксцесс исполнителя преступления. Примером тут может служить ситуация, когда подстрекатель склоняет исполнителя к краже, а тот совершает разбойное нападение. Эти преступления, по сути, являются однородными, однако степень опасности у них разная.

Подстрекатель в данном случае отвечает за приготовление к краже, так как он занимался покушением именно на это преступление, но по не зависящим от него обстоятельствам, а именно от непредвиденных действий исполнителя, было совершено иное преступное деяние, за которое будет отвечать то лицо, которое и совершило его.

То есть в этом случае было совершено более опасное деяние, так как разбойное нападение является уже двухобъектным преступлением, направленным против личности и собственности, тогда как кража – однообъектное преступление.

Качественный эксцесс

В случае качественного эксцесса совершается неоднородное преступление, полностью противоречащее тому, которое было запланировано соучастниками или организатором.

Здесь преступник покушается на совсем другой объект.

Допустим, подстрекатель отдал исполнителю распоряжение об убийстве определенного человека, в ответ на это исполнитель, забравшись в квартиру к потенциальной жертве и не обнаружив ее там, совершает кражу.

Намерение совершить кражу возникло вне зависимости от желаний и действий подстрекателя. В этом случае подстрекатель будет отвечать за приготовление к убийству, а исполнитель по этому пункту, а также за совершенную кражу.

На практике часто бывает, что эксцесс сопровождает исполнение задуманного преступления.

В нашем же примере деяние, которое было запланировано изначально, совершено не было, по независящим от исполнителя причинам, но эксцесс имел место быть.

Если же в рассмотренном примере исполнитель все же совершил убийство, а в дополнении к нему и кражу, то он отвечал бы за два преступления, а подстрекатель – за соучастие в преступлении (в убийстве).

Причинно-следственные связи

Соучастники освобождаются от наказания за совершенное исполнителем деяние по следующим причинам:

  • отсутствие причинной связи между деятельностью участников и преступным результатом, к которому привели действия исполнителя;
  • отсутствие умышленной вины в итоге деятельности двух и более лиц.

При эксцессе ответственность других соучастников ограничена только действиями, совершенными в пределах преступного соглашения. Соучастники могут отвечать только за те действия, которые они предвидели и на которые дали согласие. Исполнитель в этом случае посягает на иной объект или совершает не те преступления, к которым его подстрекали.

Освобождение соучастников от наказания за эксцесс исполнителя

Соучастники в случае эксцесса исполнителя не подлежат уголовной ответственности за совершенное им преступление.

Ранее они несли в одинаковой степени ответственность за совершение противоправного деяния, но было установлено, что совершенное исполнителем преступление по собственной инициативе не может вменяться в вину другим участникам, то есть только он должен отвечать за совершенное им действие.

Соучастники, таким образом, несут ответственность за совместное совершение преступления, о котором все они были осведомлены. В случае эксцесса исполнителя остальные участники не могут предвидеть обстоятельств нового преступления, которое ими не было запланировано, и не содействуют противоправному деянию.

Источник: https://BusinessMan.ru/new-ekscess-ispolnitelya-prestupleniya-ponyatie-klassifikaciya-souchastie-v-prestuplenii.html

Эксцесс исполнителя в уголовном праве России

Проблема верной квалификации деяний, при которых один из соучастников совершает преступление, не охватывае­мое умыслом других соучастников, существует в науке уголов­ного права давно.

Статья 36 Уголовного кодекса Российской Федерации гласит, что эксцессом исполнителя признается совершение исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом других соучастников. Эксцесс исполнителя в переводе с латин­ского означает – крайнее проявление чего-либо, нарушение нормального хода процесса.

Суть института эксцесса исполнителя преступления со­стоит в решении вопроса об ответственности соучастников. И в определении эксцесса исполнителя акцент сделан именно на субъективном признаке.

В науке уголовного права имеют место разные точки зрения относительно института эксцесса исполнителя. Так, П. Ф. Тельнов отмечал, что поведение соучастников «утрачи­вает причинную и виновную связь с преступлением, соверша­емым в условиях эксцесса, что и исключает ответственность за него остальных соучастников».

Аналогичного мнения при­держивается В. А. Григорьев. Противоположную позицию высказывает В. С. Прохоров, который полагает, что «…эксцесс исполнителя имеется лишь тогда, когда деяние, совершен­ное им, находится в причинной связи с действиями соучаст­ников.

Отсутствие этой связи означает отсутствие эксцесса исполнителя».

Следует отметить, что эксцесс исполнителя возможен при любой из предусмотренных УК РФ форм соучастия. При эксцессе исполнителя он самостоятельно выходит за рамки ранее согласованного с другими соучастниками и со­вершает более тяжкое преступление. Выделяются эксцесс качественный и количественный.

При качественном экс­цессе исполнитель совершает преступление, выходящее за пределы его сговора с другими соучастниками, и это пре­ступление неоднородное с тем, что планировалось к со­вершению. Такого вида преступление совершается либо в дополнение к планировавшемуся и совершенному, либо взамен планировавшегося.

При этом если при эксцессе ис­полнителя иное преступление совершается в дополнение к планировавшемуся и статья Особенной части УК, предус­матривающая ответственность за его совершение, содержит квалифицирующий признак совершения преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, соучастнику, ответственному за эксцесс, данный квалифицирующий признак вменению не подлежит. А если же за эксцесс ответственны два и более соучастника, то в зависимости от степени спонтанности их действий им может вменено либо совершение преступле­ния группой лиц, либо группой лиц по предварительному сговору. Количественный эксцесс характеризуется отклоне­нием исполнителя от первоначального намеченного к со­вершению преступления в части его тяжести. В таком слу­чае соучастники несут ответственность за охватывавшееся их умыслом оконченное преступление.

Следует иметь в виду, что нет эксцесса исполнителя тог­да, когда, например, исполнитель меняет способ, время, место совершения преступления, однако в результате совершает за­думанное. В данном случае речь идет, если указанное обстоя­тельство не меняет квалификацию содеянного, как, допустим, особая жестокость при убийстве.

Особой разновидностью эксцесса является совершение исполнителем преступления, отягченного тем или иным квалифицирующим признаком. Соответствующий квалифи­цирующий признак может быть вменен иным соучастникам лишь при условии осознания ими его наличия.

Традиционно считается, что отклонение деятельно­сти исполнителя от того, к чему его склонили организатор или подстрекатель, либо чему оказывал содействие по­собник, возможно лишь в части объекта или объективной стороны состава преступления, т.е. эксцесс исполнителя затрагивает лишь объективную сферу.

Однако эксцесс ис­полнителя преступления возможен и в субъективной сфе­ре (например, изменение мотивов и целей совершения преступления). Так, к убийству, подготовленному всеми соучастниками преступления, добавляются корыстные побуждения исполнителя.

При этом подобные отклоне­ния в субъективной сфере должны иметь уголовно-право­вое значение и влечь уголовно-правовые последствия.

Корчагин А. Ю.

, сравнивая понятие «эксцесс исполните­ля» с таким явлением, как соучастие, пришел к выводу о том, что некоторые признаки соучастия могут быть одновременно признаками эксцесса, и выделяет такие признаки, как мно­жественность субъектов; продолжение первоначально запла­нированной преступной деятельности без действий, направ­ленных на поддержание преступления-эксцесса, со стороны, по крайней мере, одного соучастника; совместность действий на стадии приготовления или покушения на совершение пре­ступления или при совершении «базового» преступления, вы­полняемого всеми соучастниками.

Эксцессом исполнителя преступления могут быть на­званы следующие случаи: 1) случаи, когда исполнитель посягает не на тот объект, который охватывался умыслом соучастников. Например, умысел соучастников был на­правлен на совершение кражи, а исполнитель совершил изнасилование.

В этом случае ответственность соучастни­ков за совершенное исполнителем изнасилование (эксцесс) устраняется. Однако организатор, подстрекатель и пособ­ник должны привлекаться к ответственности по правилам о стадиях совершения преступления – за приготовление к преступлению (если это наказуемо по закону – ч. 2, 3 ст.

158 УК РФ).

Исполнитель будет нести ответственность только за изнасилование, ответственность за приготовление к кра­же устраняется в связи с добровольным отказом от престу­пления; 2) случаи, когда исполнитель выходит за пределы умысла соучастников и совершает более тяжкое однородное преступление, нежели было задумано соучастниками. На­пример, умысел соучастников был направлен на соверше­ние кражи, а исполнитель совершил разбойное нападение. Такое возможно при совершении так называемых замещаю­щих действий. Если, действие при помощи которого лицо рассчитывало добиться осуществления своей цели, является нереальным, оно выполняет иные действия, могущие при­вести к той же цели.

Но здесь возникает вопрос, эксцесс возможен только со стороны исполнителя или он возможен и со стороны организатора, подстрекателя и пособника, т. е. других соучастников преступления? В науке уголовного права нет однозначного ответа на этот вопрос.

Так, по мнению Аветисяна, эксцесс возможен не только со стороны испол­нителя, но и со стороны других соучастников. Однако в литературе наблюдаются и противоположные точки зре­ния на данную проблему. А. Ф.

Ананьин в опровержение возможности эксцесса пособника преступления отмечает, что, во-первых, если исполнитель одного преступления склоняет пособника совершить другое преступление для облегчения исполнения первого, то их роли меняются – исполнитель превращается в подстрекателя, а пособник – в исполнителя.

Выход последнего за пределы совмест­но задуманного деяния является эксцессом исполнителя.

Во-вторых, если исполнитель, обращаясь к пособнику, просит его достать какие-либо предметы или выполнить действия, облегчающие совершение «собственного» пре­ступления, не предполагая, что тот в процессе выполне­ния поручения по собственной инициативе совершит иное самостоятельное преступное деяние, то пособник и в такой ситуации превращается в исполнителя этого ино­го преступления.

При эксцессе исполнителя, когда он выходит за пределы договоренности, отпадает вопрос об уголовной ответственно­сти других соучастников за совершение исполнителем деяние, так как они, как следует из закона, не предвидели неизбежно­сти или возможности наступления преступных последствий от действий исполнителя и не желали и даже сознательно не допускали их наступления, а также, потому что между их дей­ствиями и действиями исполнителя нет причинной связи.

в Евразийском юридическом журнале № 10 (89) 2015

Источник: http://www.eurasia-allnews.ru/nauchnye-stati/item/566-ekstsess-ispolnitelya-v-ugolovnom-prave-rossii.html

§ 1 Понятие и признаки эксцесса исполнителя

§ 1 Понятие и признаки эксцесса исполнителя

эксцесс исполнитель преступление соучастник

Понятие эксцесса исполнителя впервые закреплено в уголовном законодательстве России. До вступления в действие Уголовного кодекса РФ 1996 г. в отечественном уголовном законодательстве нормы об эксцессе исполнителя не было, и законодательно правила ответственности соучастников при эксцессе не были закреплены.

В тоже время проблемы, связанные с эксцессом исполнителя преступления, рассматривались доктриной уголовного права в свете общего учения о соучастии, но отдельные вопросы, связанные с этим явлением, до настоящего времени остаются не решенными в полной мере (понятие и признаки эксцесса исполнителя, виды эксцесса, возможен ли эксцесс других соучастников, кроме исполнителя, каковы правовые последствия и особенности совершения эксцесса с преступлением меньшей тяжести, чем было запланировано, и др.). В соответствии со статьей 36 УК РФ эксцессом исполнителя признается «совершение исполнителем преступления, не охватывающегося умыслом других соучастников», т.е. отклоняющееся от общего умысла поведение исполнителя. Например, если соучастники договорились о совершении квартирной кражи, а исполнитель при этом совершает еще и убийство владельца имущества, то он будет привлечен к ответственности по ч. 2 статьи 158 и п. “к” статьи 105 УК РФ, а остальные соучастники только по статье 33 и ч. 2 статьи 158 УК РФ, поскольку об убийстве владельца имущества они не договаривались, а его совершил исполнитель без ведома соучастников Диаконов В.В. Уголовное право России (Общая часть) // Учебное пособие. – М.: Проспект, 2003. С. 335. Эксцесс исполнителя возможен при любой из предусмотренных УК РФ форм соучастия. При эксцессе исполнителя он самостоятельно выходит за рамки ранее согласованного с другими соучастниками и совершает более тяжкое преступление. При совершении менее тяжкого преступления, чем было оговорено, у него имеется добровольный отказ от совершения более тяжкого преступления. Ответственность за эксцесс исполнителя несет сам исполнитель, другие соучастники преступления отвечают лишь за деяние, которое охватывалось их умыслом.

При характеристике эксцесса исполнителя преступления, как правило, указывается на объективный (отсутствие причинной связи) и субъективный (отсутствие вины) признаки. Внешним объективным выражением совместности действий соучастников является единый результат и причинная связь между действиями каждого соучастника и этим результатом.

Причинная связь является своеобразной границей, определяющей пределы ответственности за соучастие. Эксцесс исполнителя, который рассматривается в рамках соучастия, представляет в целом самостоятельное деяние, не охватываемое умыслом иных соучастников. Это дало основание утверждать ученым об отсутствии причинной связи при эксцессе исполнителя. Так, П.Ф.

Тельнов, отмечал, что поведение соучастников «утрачивает причинную и виновную связь с преступлением, совершаемым в условиях эксцесса, что и исключает ответственность за него остальных соучастников» Тельнов П.Ф. Ответственность за соучастие в преступлении. – М.: Госюриздат, 1974. С.153.. Противоположную позицию высказывает В.С.

Прохоров, который полагает, что «…эксцесс исполнителя имеется лишь тогда, когда деяние, совершенное им, находится в причинной связи с действиями соучастников. Отсутствие этой связи означает отсутствие эксцесса исполнителя» Прохоров В.С. Соучастие в преступлении // Курс советского уголовного права. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1969. Т. 1. С. 584-643..

По мнению А.Ю.

Корчагиной, причинная связь между действиями иных соучастников и последствиями преступления, совершенного исполнителем, либо отсутствует, либо носит случайный характер: пособник добывает ключи от квартиры и передает исполнителю запланированной кражи, а последний, проникнув в квартиру, совершает изнасилование находящейся там женщины Корчагина А.Ю. Эксцесс исполнителя преступления. М.: Просвет,2004. С. 63..

Как справедливо отмечает А.В. Шеслер, причинная связь между действиями каждого из соучастников и общим для них преступным результатом может носить различный характер. Она является прямой только в случае группового посягательства, когда действия каждого из соисполнителей содержат реальную возможность наступления преступного результата.

При соучастии с юридическим разделением ролей прямая причинная связь есть только между действиями исполнителя и преступным результатом, причинная связь между действиями других соучастников и преступным результатом является опосредованной, поскольку их действия влияют на преступный результат через деятельность исполнителя Шеслер А.В.

Криминологические и уголовно-правовые аспекты групповой преступности: Учеб. пособие. Тюмень:Юрист, 2005. С. 191..

Традиционно считается, что отклонение деятельности исполнителя от того, к чему его склонили организатор или подстрекатель, либо чему оказывал содействие пособник, возможно лишь в части объекта или объективной стороны состава преступления, т.е. эксцесс исполнителя затрагивает лишь объективную сферу.

Однако эксцесс исполнителя преступления возможен и в субъективной сфере (например, изменение мотивов и целей совершения преступления). Так, к убийству, подготовленному всеми соучастниками преступления, добавляются корыстные побуждения исполнителя. Следует отметить, что в ст. 36 УК РФ речь идет только о «преступлении», т.е.

законодатель исключает случаи, когда, например, совершается противоправное деяние, но в силу малозначительности, не представляющееся общественно опасным.

Таким образом, в широком смысле под эксцессом понимается совершение любых действий, выходящих за пределы умысла соучастников, а в уголовно-правовом смысле имеет значение только деяние, признающееся преступлением.

При этом эксцесс исполнителя преступления необходимо отличать и от такого изменения согласованной лини поведения, которое по существу не выходит за пределы замысла соучастников и касается обстоятельств, не влияющих на юридическую оценку преступления.

Если исполнитель убийства вместо намеченного использования огнестрельного оружия применит нож либо исполнитель кражи похитит имущество со склада, хотя договаривался изъять его из-за прилавка магазина, пределы соглашения соучастников по существу не нарушаются. Нового либо того же, но более опасного преступления не совершается, и эксцесса соучастника не возникает Л.В. Иванова Признаки эксцесса исполнителя преступления // Закон. – 2007. – № 5. С. 77..

Другим признаком эксцесса является субъективный признак – отсутствие вины соучастников. В уголовно-правовой теории существуют различные определения вины. Традиционно сущность вины в российском праве рассматривается через призму интеллектуального и волевого элементов.

Интеллектуальный элемент вины имеет отражательно-познавательный характер и заключается, прежде всего, в осознании лицом общественной опасности деяния и предвидении возможности наступления в результате его совершения общественно опасных последствий. Волевой элемент вины заключается в сознательной направленности лицом своих действий, т.е.

в желании наступления общественно опасных последствий, либо сознательном их допущении, либо безразличном к ним отношении, либо расчете на их предотвращение, либо в невнимательности и неосмотрительности, проявленных лицом в поведении, предшествующем наступлению общественно опасных последствий.

Соотношение названных интеллектуального и волевого элементов позволяет определить преступное поведение лица как умышленное или неосторожное Уголовное право России. Общая часть. Курс лекций для вузов. / Под науч. ред. А.В. Шеслера. Тюмень: Юрист,2006, С.140..

С субъективной стороны эксцесс исполнителя может быть совершен как умышленно (исполнитель осознавал общественную опасность своих действий, предвидел возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желал их наступления либо не желал, но сознательно допускал эти последствия или относился к ним безразлично), так и по неосторожности (лицо предвидело возможность наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение этих последствий, либо лицо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть эти последствия). При этом эксцесс исполнителя возможен только при конкретизированном умысле. Деяние исполнителя при совершении преступления с неконкретизированным умыслом нельзя признать эксцессом, поскольку в этом случае невозможно осуществить выход за пределы умысла соучастников Савельев Д.В. Преступная группа: вопросы уголовно-правовой интерпретации и ответственности. М.: Просвет, 2002. С.76..

Таким образом, эксцесс исполнителя преступления представляет собой совершение соучастником в отношении объекта, объективной или субъективной стороны первоначально задуманного преступления, деяния, не охватывающегося умыслом остальных соучастников, но сохраняемого в ряде случаев с первоначальным деянием объективную и виновную связь.

Источник: http://pravo.bobrodobro.ru/130064

Отличие эксцесса исполнителя преступления от стечения нескольких лиц в одном преступлении

При совершении преступления в составе группы часто имеет место эксцесс исполнителя преступления, то есть отклонение исполнителя от общей, согласованной линии поведения. В подобных случаях законодатель исключает ответственность соучастников за совершенное исполнителем деяние (ст. 36 УК РФ).

В силу того, что ответственность за эксцесс несет только исполнитель, вышедший за пределы умысла остальных соучастников преступления, можно сказать, что эксцесс исполнителя представляет своего рода стечение нескольких лиц в преступлении.

Вместе с тем необходимо различать данные уголовно-правовые категории.

Уголовному праву известны различные разновидности стечения нескольких лиц в одном преступлении: групповой способ исполнения преступления, прикосновенность к преступлению, посредственное причинение, неосторожное сопричинение, и иные виды стечения нескольких лиц в одном преступлении.

Прежде всего, эксцесс исполнителя преступления имеет определенное сходство с неосторожным сопричинением.

Для неосторожного сопричинения характерны следующие специфические черты: единое преступление, участие нескольких субъектов уголовной ответственности; внутренне взаимосвязанный и взаимообусловленный характер поведения, обусловившего наступление результата; создание угрозы наступления или наступление единого для всех субъектов преступного последствия, предусмотренного конкретным составом; наличие причинной связи между поведением субъектов и наступившим преступным результатом; совершение посягательства с неосторожной формой вины [4, с. 72; 11, с. 179]. В отличие от иных фактов совершения по неосторожности преступных посягательств, в которых как-то проявляет себя поведение нескольких лиц, в неосторожном сопричинении на виновных лежала обязанность (в целях избежания нежелательных последствий) действовать согласованно в одном направлении, но в силу неосмотрительности или недобросовестности они взаимосвязанными, совместными поступками допустили наступление вредных последствий, оцениваемых как неосторожное преступление, совершенное несколькими лицами [3, с. 41].

Отличие эксцесса исполнителя преступления от неосторожного сопричинения состоит в том, что одним из условий эксцесса исполнителя преступления является наличие признаков соучастия при приготовлении к преступлению, охватывающемуся умыслом всех соучастников, либо при покушении на него.

Определенный интерес представляет рассмотрение ситуации совершения преступления с двумя формами вины, при котором имеется умышленное отношение к деянию, а также к первому из наступивших последствий и неосторожное отношение к более тяжкому последствию.

Например, исполнитель совершил изнасилование, которое повлекло по неосторожности смерть потерпевшей, или умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. При этом одни авторы считают, что подстрекатель и пособник в приведенных примерах будут отвечать за соучастие в квалифицированном преступлении.

В этом случае более тяжкое последствие, хотя и не было проявлением воли соучастников, но подобный исход им должен был представляться возможным [7, с. 90].

Другие исследователи предлагают оценивать случаи совершения преступлений с двумя формами вины, при наличии двух и более лиц, по правилам эксцесса исполнителя [5, с. 8 – 9]. А.

Арутюнов отмечает, что неосторожное причинение преступного результата находится за пределами соучастия, поскольку не охватывается умыслом других соучастников. Следовательно, имеет место эксцесс исполнителя, который и должен нести ответственность за наступившие по неосторожности последствия [1, с. 7]. Р.А.

Сорочкин, рассматривая положения ст. 27 УК РФ, как специальную норму по отношению к ст.

36 УК РФ, отмечает, что соучастие возможно лишь в преступлении, совершенном при сочетании косвенного умысла (в отношении деяния) и легкомыслия (в отношении последствия), прямой причинной связи между умышленным и неосторожным последствием [12, с. 24].

Также предлагается подобные последствия вменять всем соисполнителям преступления при соисполнительстве, а в случае соучастия с юридическим разделением ролей рассматривать как эксцесс исполнителя, когда соучастники в тесном смысле слова (организатор, подстрекатель, пособник) не могут отвечать за вред, причиненный исполнителем по неосторожности, ибо они не принимают прямого участия в совершении преступления [8, с. 28].

Представляется, что, поскольку неосторожно причиняемые последствия не охватываются даже умыслом исполнителя преступления, то другие соучастники никак не могут нести за них ответственность. Неосторожно причиняемые последствия вменяются только исполнителю преступления.

Соучастники могут нести ответственность лишь за те последствия, которые охватывались их умыслом. Вместе с тем, следует согласиться с авторами, отрицающими возможность оценки действий соучастников в аналогичных ситуациях по правилам об эксцессе исполнителя преступления [11, с. 178].

Ответственность за такое причинение должна наступать самостоятельно при оценке деяния каждого из участников преступления. Исполнитель совершил преступление, охватывающееся умыслом других соучастников.

Наступившие более тяжкие последствия, к которым у исполнителя преступления имеется неосторожное отношение, не являются эксцессом с его стороны.

При эксцессе исполнитель выходит за пределы умысла, осознавая общественную опасность своих действий, предвидя возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желая их наступления, либо сознательно допуская их, либо относясь к ним безразлично.

Однако необходимо в каждом конкретном случае выяснять, выходят ли действия исполнителя за пределы умысла соучастников. Нужно выяснять, было ли вообще психическое отношение к этим последствиям или нет? И если да, то какое? Если же исполнитель совершил все действия, оговоренные ранее с иными соучастниками, то наступившие последствия охватываются косвенным умыслом соучастников, и в этом случае все соучастники должны отвечать на равных основаниях с исполнителем.

При сходстве с посредственным причинением, эксцесс таковым не является, так как соучастники подлежат ответственности [2, с. 280].

Так, не будет иметь место эксцесс у пособника в случае предоставления им таких средств совершения преступления исполнителю, которые по своим свойствам вызовут более значительные и существенные преступные последствия, и при этом исполнитель не будет поставлен в известность о таких свойствах орудия преступления [6, с. 87].

В подобных ситуациях имеется эксцесс со стороны посредственного причинителя, но это не эксцесс соучастника, так как предшествующая деятельность не является соучастием, а представляет собой стечение нескольких лиц в преступлении.

В литературе отмечается, что эксцесс посредственного исполнителя, действующего в соучастии с организатором, подстрекателем, либо пособником, невозможен, поскольку преступление совершается посредством использования других лиц: несовершеннолетних, невменяемых, либо обладающих дополнительными признаками, а также действующих невиновно или по неосторожности [13, с.22]. Однако возможны ситуации, когда при совершении преступления по воле исполнителя, действующего совместно с иными соучастниками, изменяется линия поведения используемого им лица. Например, у соучастников изначально умысел был направлен на совершение кражи посредством использования невменяемого лица, однако используемое лицо под воздействием посредственного исполнителя совершает убийство собственника имущества. В данном случае налицо эксцесс посредственного исполнителя.

Следует отметить, что со стороны лиц, используемых посредственным исполнителем, в свою очередь также возможен эксцесс.

Возникает вопрос, кто должен нести ответственность за последствия, причиненные по своей инициативе лицом, не подлежащим уголовной ответственности в силу различных обстоятельств, и которые не охватывались умыслом лица, склонившего его к совершению общественно опасного деяния? Так, М.И.

Ковалев считает, что в случае допущения со стороны такого лица качественного эксцесса, когда непосредственно действующий субъект совершает иное действие, нежели то, к которому его склонял посредственный причинитель, посредственный причинитель не должен нести ответственность вообще.

Однако поскольку он пытался пустить в ход орудие задуманного им преступления, которое сработало помимо его воли и желания в ином направлении, то он должен нести ответственность за покушение на то преступление, к какому он склонял исполнителя.

В случае, если произошел количественный эксцесс, при котором склоненный совершает кроме оговоренного и другое действие, то посредственный причинитель может отвечать лишь за первое. За второе же он вообще не должен нести ответственность [7, с. 107].

Вместе с тем при подобного рода эксцессах нельзя забывать, что посредственный исполнитель, склоняющий к преступлению несовершеннолетнего или невменяемого, в ряде случаев осознает, что он пускает в ход орудие, которое не всегда может ему повиноваться со слепой покорностью и способно проявить собственную инициативу [7, с. 107]. При таком отклонении посредственный исполнитель должен нести ответственность за всю совокупность совершенных невменяемым действий, если установлено, что он знал (предвидел) и сознательно допускал возможные отклонения в действиях «живого орудия» [9, с. 15].

В п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 г.

№ 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» говорится: «лицо, организовавшее преступление либо склонившее к совершению кражи, грабежа или разбоя заведомо не подлежащего уголовной ответственности участника преступления в соответствии с ч. 2 ст.

33 УК РФ несет уголовную ответственность как исполнитель содеянного». Однако непонятно, что следует понимать под заведомостью. Г.В.

Назаренко отмечает, что субъект, имеющий достоверную информацию о психической болезни другого лица, тем не менее не располагает и не может располагать сведениями о невменяемости. При квалификации его действий следует исходить из содержания умысла [10, с. 96]. Представляется, что в случае отсутствия заведомости посредственный исполнитель преступления не должен нести ответственность как исполнитель за деяние, не охватывающееся его умыслом.

Нельзя забывать о том, что рассмотренные ситуации – это не эксцесс соучастника. Подобного рода ситуации относятся к стечению нескольких лиц в преступлении.

Не привлечение лица, не подлежащего уголовной ответственности в силу обстоятельств, указанных в законе, за деяния, выходящие за пределы умысла посредственного исполнителя, влечет аналогичные последствия, как и при совершении преступления единолично лицом, признанным впоследствии невменяемым в момент выполнения общественно опасного деяния.

Литература

1.    Арутюнов А. Эксцесс исполнителя преступления, совершенного в соучастии // Уголовное право. – 2003. – № 1. – С. 5 – 7.

2.    Галактионов Е.А. Соучастие и организованная преступная деятельность: теория и практика: дис … д-ра юрид. наук. – СПб., 2002. – 450 с.

3.    Галиакбаров Р.Р. Борьба с групповыми преступлениями. Вопросы квалификации. – Краснодар: Кубан. гос. аграр. ун-т, 2000. – 200 с.

4.    Галиакбаров Р.Р. Квалификация многосубъектных преступлений без признаков соучастия. – Хабаровск: Изд-во Хабар. ВШ МВД СССР, 1987. – 96 с.

5.    Горбуза А., Сухарев Е. О вменении при умышленной вине обстоятельств, допущенных по неосторожности // Советская юстиция. – 1982. – № 18. – С. 8 – 9.

6.    Дядькин Д.С. Соучастие в преступлении. – М.: Спутник+, 2004.– 155 с.

7.    Ковалев М.И. Соучастие в преступлении. – Екатеринбург : Изд-во Урал. гос. юрид. акад., 1999. – 204 с.

8.    Комиссаров В., Дубровин И. Проблемы ответственности соисполнителей за совместные преступные действия и их вредные последствия // Уголовное право. – 2003. – № 1. – С. 25 – 28.

9.    Михеев Р.И. Уголовно-правовая оценка общественно-опасных деяний невменяемых при групповых посягательствах // Актуальные проблемы борьбы с групповой преступностью: межвуз. сб. науч. тр. / отв. ред. А.М. Царегородцев. – Омск, 1983. – С. 10 – 19.

10.     Назаренко Г.В. Квалификация особых случаев соучастия: соучастие и невменяемость // Правоведение. – 1995. – № 3. – С. 94 – 97.

11.     Нерсесян В.А. Ответственность за неосторожные преступления. – СПб.: Юрид. центр Пресс, 2002. – 223 с.

12.     Сорочкин Р.А. Уголовная ответственность за преступление, совершенное с двумя формами вины: автореф. дис. … канд. юрид. наук. – М., 2008. – 26 с.

13.     Цвиренко О.Л. Исполнитель преступления как вид соучастника по уголовному праву Российской Федерации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Екатеринбург, 2005. – 23 с.

Источник: https://moluch.ru/archive/13/1154/

Добавить комментарий