Какие особенности применения электронного браслета?

Система электронного слежения и устройство браслетов. Справка

15:31 14/01/2010

В России появился новый вид уголовного наказания – домашний арест. Это стало возможным после введения таких систем электронного слежения за перемещениями человека, как «электронный браслет».

Система электронного слежения позволяет следить за перемещениями человека в течение 24 часов в сутки, что позволило применять ее для установления полного электронного контроля за жизнью осужденного во время его пребывания под домашним арестом.

Система удаленного контроля за осужденными во многих странах стала привычной мерой наказания для мелких грабителей, хулиганов, угонщиков автомобилей. Применение электронных устройств слежения возможно потому, что человек сам заинтересован в их использовании, так как не хочет садиться в тюрьму.

Применяется несколько видов устройств. Наиболее простое и самое дешевое обычно используется для несовершеннолетних преступников, для которых суд посчитал излишним пребывание в тюрьме. Это небольшое техническое устройство, которое подросток должен носить с собой.

При выходе из определенной зоны молодой человек обязан позвонить на определенный номер телефона и сообщить о месте своего нахождения. Звонок фиксирует компьютер.

Если пройдет 5 минут, и он не позвонит, аппаратура подаст сигнал надзирающему инспектору, который может обратиться в суд с требованием принять меры к нарушителю.

Остальные устройства имеют более сложную конфигурацию, их можно поделить на три основных вида. Первое – устройство контроля по телефонной линии связи. Эта модель состоит из базовой станции и легкого электронного браслета, благодаря чему человек свободно может передвигаться в небольшом радиусе от станции.

Эксперимент по внедрению специальных “электронных браслетов” для контроля за заключенными в Воронежской области

Приемное устройство устанавливается по месту проживания осужденного и требует периодической подзарядки. Задача устройства – фиксировать время входа и выхода человека из помещений и регистрация совершенных им правонарушений, связанных с несоблюдением расписания или попытками повреждения устройства.

Принцип работы электронного устройства по слежению за заключенным прост. Находясь в радиусе действия поля “базы”, заключенный не может покинуть эти пределы. Как только он пересечет границу, устройство сразу посылает сигнал на телефон и на компьютер курирующему инспектору.

Второе – аналогичное устройство контроля по сотовой связи. Такая система хороша для города, но она не подойдет для поселков, не охваченных сотовой связью.

Третий вид – устройство постоянного слежения. Состоит из передатчика (браслета), переносного устройства GРS-слежения и стационарное передающее устройство (его устанавливают на месте отбывания наказания, например, в квартире).

Электронный браслет по форме не отличается от обычных электронных часов и состоит из ремешка, который сделан из легкого пластика или резины с отверстиями для регулировки его длины, и небольшой коробочки, в которой установлена электроника и тепловой датчик.

Браслет надевается на ногу или руку, закрепляется специальным приспособлением и запускается электронным ключом.

Тепловой датчик обязывает подконтрольного носить браслет исключительно на теле, а не в кармане брюк или рубашки, а радиопередатчик фиксирует любую попытку снять его.

Браслет нельзя снять или перепрограммировать, устройство реагирует на разрыв или на прекращение тепла от тела. При попытке снятия браслета на экране монитора слежения появляется сигнал о нарушении.

Устройство рассчитано на эксплуатацию при температуре до 100 градусов по Цельсию, герметичность позволяет погружать его в пресную и соленую воду до 5 метров до 15 минут. Это дает осужденному возможность посещать баню и сауну.

Работает устройство в трех режимах – радиосвязь, спутниковое слежение и комбинированный из этих двух. Если осужденный находится дома, работает стационарный радиопередатчик, похожий на телефон без кнопок.

В любой момент через него с осужденным может связаться оператор. Стоит выйти из дома – радиосигнал пропадает и включается тот, что на поясе, – GPS.

Есть и модификации браслета со встроенной системой спутникового слежения.

Браслет кодируется на определенное расстояние от дома осужденного – дальше этой границы ему уходить запрещено. Кроме того, устанавливаются и временные ограничения: контролируемый должен точно по расписанию выходить из дома на работу и возвращаться. Если он заболеет, то ему установят специальный временной интервал для визита к врачу.

Переносное устройства GРS-слежения (он похож на мобильный телефон) вешается на плечо или надевается на пояс.

Приемник через систему GPS фиксирует координаты местонахождения поднадзорного и передает их на сервер диспетчера при помощи обычной мобильной связи стандарта GSM.

В обычном режиме он делает это автоматически каждые четыре часа. Если же происходит нештатная ситуация, срабатывает моментально.

Эксперимент по внедрению специальных “электронных браслетов” для контроля за заключенными в Воронежской области

Контролирует сигнал за своим пультом с компьютером специально обученный оператор.

Нарушителю на приемник приходит сообщение: «Вы превысили допустимое расстояние.

Немедленно вернитесь!» Поднадзорное лицо тут же обязано подтвердить получение информации нажатием кнопки и устранить нарушение.

Если же этого не происходит – объявляется тревога, за человеком выезжает наряд, а уголовно-исполнительный инспектор решает, какие применить санкции – вплоть до замены условного срока реальным.

У браслетов есть и недостатки: с браслетом проблематично мыться, так как он экранирует от чугунной ванны; с ним невозможно играть в футбол. Любой удар техника расценивает как попытку к бегству.

В последние годы этот вид наказания становится все более популярным. В США электронный мониторинг используется в 49 штатах из 50.

В Европе первыми электронный «домашний арест» стали применять страны Северной Европы. В Швеции браслеты и тотальный контроль на дому вместо тюрьмы могут выбрать те граждане, которых приговаривают к срокам до 3 месяцев. Преимущественно это касается мелких воров и водителей, совершивших аварии.

В Германии решение о переводе заключенных под электронный «домашний арест» принимается прокуратурой, опять же преимущественно по просьбе самих осужденных. Причем выбрать браслеты могут не только осужденные на небольшие сроки, но и все, кто может рассчитывать на условно-досрочное освобождение.

В Израиле решение об электронной мере пресечения опять же по просьбе адвокатов может быть принято судом даже в отношении находящихся под следствием подозреваемых.

В последнее время в качестве эксперимента этот вид наказания начали использовать во Франции, Швейцарии, Южной Корее. В Австрии с 2008 года электронные ножные браслеты решили надевать на тех досрочно-условно освобожденных, которых приговаривали на сроки до 3 лет.

В Эстонии с 2006 года заключенные могут досрочно выйти из тюрьмы, надев электронные браслеты. Там принят закон, позволяющий использовать систему электронного контроля над заключенными, освобожденными условно-досрочно.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Источник: http://rapsinews.ru/legislation_publication/20100114/204466422.html

Практика применения электронных браслетов: история и современность

КОНЦЕПТ

Романова С. В. Практика применения электронных браслетов: история и современность // Концепт. -2015. – № 02 (февраль). – ART 15046. – 0,5 п. л. – URL: http://e-koncept.ru/2015/15046.htm. – Гос. рег. Эл № ФС 77-49965. – ISSN 2304-120X.

научно-методический электронный журнал ART 15046 УДК 343.8

Романова Светлана Владимировна,

магистрант Института дополнительного профессионального образования при ФГБОУ ВПО «Мурманский государственный технический университет», г. Мурманск romanova s v@rambler.ru

Практика применения электронных браслетов: история и современность

Аннотация. В статье рассматривается история появления электронных браслетов в России, анализируется порядок применения электронных браслетов и выявляется ряд проблем правового и организационного характера, связанных с темой исследования.

Ключевые слова: электронный браслет, уголовное наказание, уголовно-исполнительная инспекция, контроль и надзор за осужденными.

Раздел: (03) философия; социология; политология; правоведение; науковедение.

Особенностями уголовной политики большинства стран мира являются все более заметная тенденция к переходу к наказаниям, не связанным с полной изоляцией осужденного от общества, и более широкое применение электронных средств контроля за осужденными.

Идея электронного мониторинга преступников возникла в США. В 1968 г. был принят закон об электронном наблюдении, а впервые указанная идея была реализована на практике в 1979 г. в Нью-Мексико. Однако она не нашла широкого применения по причине дороговизны и малоэффективности [1].

Лишь по прошествии пяти лет идея электронных браслетов была реализована в штате Флорида благодаря новой конструкции браслета и компьютеризации центра наблюдения. Еще после нескольких лет уже в пяти штатах сотни бывших заключенных носили подобные браслеты.

В настоящее время в США электронные браслеты для мониторинга осужденных используются практически во всех штатах, ежедневно под наблюдением находятся около 14 тыс. осужденных.

Повсеместно в США и странах Западной Европы электронные браслеты для осужденных применяются лишь с 1995 г. Целью применения электронных браслетов является контроль за осужденными условно, а также за лицами, находящимися под домашним арестом.

По данным открытых источников, ежегодно в мире выносится более 100 тыс. приговоров о применении электронного контроля. В США такая практика имеет место в 49 штатах.

В Европе система такого контроля для усиления надзора за осужденными начинает использоваться все большим числом структур уголовного судопроизводства.

Во многих странах применение электронных браслетов стало единственной мерой наказания для целого ряда преступников (хулиганы, грабители и др.), что позволило значительно уменьшить количество осужденных, содержащихся в тюрьмах, и повысить эффективность контроля [2].

Наибольшее распространение электронные браслеты получили в США. На осужденных одевают электронный браслет, который через домашний телефон передает данные в полицейский участок. Это позволяет отслеживать передвижения осужденного. В последнее время в США получили широкое распространение GPS электронные браслеты: полиция может отслеживать все передвижения осужденных при помощи спутника.

С целью внедрения электронных браслетов в России Евросоюзом в 2006 г. было выделено три миллиона евро, которые были потрачены на приобретение необходимого оборудования и подготовку специалистов. Были закуплены браслеты фран-

f\j ■Л f\j

КОНЦЕПТ

Романова С. В. Практика применения электронных браслетов: история и современность // Концепт. -2015. – № 02 (февраль). – ART 15046. – 0,5 п. л. – URL: http://e-koncept.ru/2015/15046.htm. – Гос. рег. Эл № ФС 77-49965. – ISSN 2304-120X.

научно-методический электронный журнал ART 15046 УДК 343.8

цузско-израильского производства, стоимость одного комплекта составила 2500 евро. В комплекте к браслету прилагались передатчик и стационарное передающее устройство, устанавливаемое по месту отбывания наказания [3].

В 2006 г. Министерством юстиции и Федеральной службой исполнения наказаний России был подготовлен законопроект о так называемой контролируемой свободе.

Согласно данному законопроекту, предполагалось применять электронные браслеты в отношении лиц, которые совершили преступления впервые либо небольшой тяжести.

Срок ношения электронных браслетов варьировался от двух месяцев до четырех лет и должен был определяться судом. Однако данный законопроект так и не был принят.

С начала 2009 г. при финансовой поддержке Евросоюза в России начался эксперимент по внедрению электронных браслетов. Впервые они были применены в Воронежской области в колонии-поселении № 10. Участие заключенных в эксперименте было добровольным.

Длился эксперимент три года, в ходе его проведения необходимо было разрешить ряд вопросов: каковы затраты на браслеты и оборудование; тактика реагирования сотрудников ФСИН на срабатывание браслетов; влияние браслетов на психику человека; способность правильной работы браслетов в российских климатических условиях. По его итогам было установлено, что внедрение электронного мониторинга за осужденными без изоляции от общества возможно, но для этого необходимо более современное оборудование, адаптированное для эксплуатации на территории Российской Федерации.

Эксперимент по внедрению электронных браслетов осуществляется в три этапа:

1-й этап (2008-2009 гг.) – изучение возможностей системы, разработка нормативной правовой базы использования электронных браслетов, определение источников финансирования;

2-й этап (2010-2012 гг.) – осуществление комплекса мероприятий по апробированию, внедрению, модернизации навигационной аппаратуры;

3-й этап (2013-2020 гг.) – обеспечение уголовно-исполнительных инспекций оборудованием, позволяющим применять электронные браслеты.

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/praktika-primeneniya-elektronnyh-brasletov-istoriya-i-sovremennost

Электронные браслеты для осужденных – новости Право.ру

С начала 2009 года в России при финансовой поддержке Евросоюза проходит эксперимент по внедрению электронных систем контроля над осужденными

С начала 2009 года в России при финансовой поддержке Евросоюза проходит эксперимент по внедрению электронных систем контроля над осужденными. Тема “электронных браслетов” и их использования в системе исполнения наказаний активно обсуждается на протяжении всего этого времени, разделив наблюдателей на два противоборствующих стана. Одни считают, что внедрение систем электронного контроля станет еще одним шагом в дальнейшей гуманизации системы наказаний. В то время, как другие, ссылаясь на российский менталитет, предрекают, как минимум, всплеск коррупции в системе исполнения наказаний, и, как максимум, — провал в нашей стране этого ноу-хау, уже хорошо зарекомендовавшего себя за рубежом.

Между тем, угрожающий рост числа заключенных в Российской Федерации позволяет рассматривать введение электронных браслетов как эффективную часть системы отбывания наказания без изоляции от общества.

По данным Федеральной службы исполнения наказаний Российской Федерации (ФСИН), на 1 июля 2009 года в учреждениях уголовно-исполнительной системы (УИС) содержалось 887 тысяч человек.

В том числе в 755 исправительных колониях — 735 200 человек, в 225 следственных изоляторах, 7 тюрьмах и 164 помещениях, функционирующих в режиме следственных изоляторов, — 144 500 человек, в 62 воспитательных колониях для несовершеннолетних — 7 300 человек.

По мнению многих экспертов, правонарушители, отбывшие наказание в местах лишения свободы, обстановка в которых отличается жестокими нравами и “перевернутой” шкалой жизненных ценностей, зачастую выходят за ворота исправительных учреждений морально, а то и физически искалеченными. Будучи не в состоянии занять место в обществе, от которого они были надолго оторваны, восстановить на прежнем уровне социальные связи и личностные контакты, многие бывшие заключенные снова возвращаются в преступную среду, то есть, становятся на путь рецидива.

Законодатели считают, что вырваться из этого замкнутого круга, перекрыть источник рекрутирования бывших заключенных в преступное сообщество, существенно облегчить их адаптацию после снятия судимости можно лишь одним путем: дать возможность осужденным по не тяжелым преступлениям отбывать наказание, что называется, в родных стенах, не покидая социальной системы. А сторонники введения электронных браслетов подчеркивают при этом, что, возможно,  введение электронного контроля будет косвенно способствовать росту назначенных судами таких видов альтернативных наказаний, как ограничение свободы по месту жительства и домашний арест.

С чего все начиналось

К изучению мировой практики использования электронных видов слежения и контроля над осужденными, ФСИН России приступила еще в 2001 году.

В частности, анализировался опыт США и стран Евросоюза, а так же  возможные пути введения подобной системы в практику на территории нашей страны. Последние десять лет более 60 стран мира активно используют электронные браслеты как альтернативную меру наказания.

Особенно активно такие меры контроля над преступниками используются в Великобритании. Опыт именно этой страны собирается перенять Россия.

В 2006 году Евросоюз выделил грант в размере трех миллионов евро на проведение эксперимента по внедрению электронных браслетов.

500 тысяч евро пошли на приобретение электронных браслетов, а 2,5 миллиона было решено потратить на обучение и подготовку специализированных кадров, а также на закупку специального оборудования.

Браслеты были приобретены у зарубежной компании, однако в случае удачного исхода эксперимента за право серийного производства могут побороться и российские производители.

Об эксперименте — из первых уст

Об используемых системах контроля и первых итогах проводимого эксперимента рассказал “Право.Ru” руководитель пресс-службы ФСИН России Валерий Зайцев:

– В настоящее время используемые в эксперименте 220 браслетов делятся на три вида: 73 из них позволяют использовать возможности спутникового слежения за человеком, а остальные 145 — обеспечить домашний контроль посредством стационарного или мобильного телефона.

Распределение браслетов производится в зависимости от того, к каким ограничениям осужден заключенный. Электронные устройства позволят следить за осужденным, определять его местонахождение в течение 24 часов в сутки.

При этом устройство нельзя самовольно снять или перепрограммировать: в случае таких попыток на пульт сразу подается сигнал. Если осужденный зайдет на запретную для него территорию, соответствующий сигнал поступит диспетчеру.

Отказаться от браслета можно, тут выбор за осужденным: ему решать, где отбывать наказание — дома в кругу родных и близких или в колонии.

Говоря о первых результатах, можно смело утверждать, что эксперимент проходит удачно. Мы даем заключенным право выбора — оставаться в колонии или отбывать наказание, не обрывая родственных и социальных связей. Есть примеры, когда осужденный, находящийся под электронным контролем, устроился на работу, а впоследствии перевез в Воронеж и свою семью.

Осужденные и условно-досрочно освободившиеся, понимая, что постоянно находятся под контролем, защищены от искушения вернутся на путь преступлений.

Естественно, как и в любом эксперименте, обнаруживаются свои минусы, но они сводятся лишь к техническим проблемам, над которым тут, же начинают работать специалисты (так, например у одного из осужденных из-за брака лопнул пластиковый ремешок).

В итоге можно сказать, что электронные браслеты успешно используются, и положительно приняты заключенными. Система электронного контроля сможет в будущем сэкономить огромные средства затрачиваемые государством на содержание в заключении оступившихся людей. 

Законодатели и исполнители

Использование электронных систем контроля над осужденными является неотъемлемой частью идущей реформы системы наказаний, в общем, и системы альтернативных наказаний в частности. Пока ФСИН России в лице уголовно-исполнительных инспекций на практике реформирует исполнение альтернативных наказаний, законодатели работают над совершенствованием и развитием нормативной базы в области наказаний.

Так, 25 августа вступила в силу “Инструкция по организации исполнения наказаний и мер уголовно-правового характера без изоляции от общества”.

Инструкция разъясняет порядок и рамки деятельности уголовно-исполнительных инспекций в отношении осужденных к наказаниям без изоляции от общества, а также тем, кому суд предоставил отсрочку отбывания наказания.

Кроме того, в настоящее время на рассмотрении в Государственной Думе РФ находится проект федерального закона “О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации в части назначения наказания”.

Проект закона подготовлен Министерством юстиции во исполнение поручений Президента Российской Федерации по итогам VII Всероссийского съезда судей в части, касающейся применения альтернативных мер уголовного наказания, не связанных с лишением свободы.

По мнению Минюста, принятие законопроекта о дополнении санкций ряда статей Уголовного кодекса РФ наказанием в виде обязательных работ будет способствовать сокращению количества лиц, осужденных к лишению свободы.

Стоит обратить внимание на то, что в УК РФ в 45 составах преступлений такой вид наказаний, как обязательные работы, не предусмотрен, в то время как исправительные работы в санкциях данных статей имеются.

Таким образом, если лицо, виновное в совершении этих преступлений, на момент вынесения приговора имело основное место работы, то ему не может быть назначено наказание в виде исправительных работ. Кроме того, в санкциях ряда статей УК предусмотрены такие виды наказаний, как ограничение свободы, арест либо только лишение свободы.

В связи с тем, что ограничение свободы и арест в настоящее время не применяются, осужденному безальтернативно назначается лишение свободы. Отсутствие в санкциях указанных статей такого вида наказания, как обязательные работы, увеличивает вероятность применения к осужденным наказания в виде лишения свободы.

В Минюсте считают, что утверждение “Инструкции по организации исполнения наказаний и мер уголовно-правового характера без изоляции от общества”, принятие ряда законодательных поправок и успешное завершение эксперимента по введению электронных средств контроля над осужденными изменит эту ситуацию.

Сергей Перов, аналитик “Право.Ru”

© ООО «ПРАВОдник». 2008-2018. Телефон редакции: (495) 645 37 60
Свидетельство Эл №ФС 77-31590. Выдано Федеральной службой по надзору в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия.

18+

Источник: https://pravo.ru/review/view/16319/

Электронные браслеты для осужденных не оправдали себя

Преступник пожаловался «МК» в Питере» на дорогой прибор

08.04.2015 в 08:46, просмотров: 15963

На прошлой неделе арестовали бывшего главу Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Александра Реймера. Следствие подозревает его в хищении трех миллиардов рублей при закупке электронных браслетов для арестованных. Как выяснилось, браслеты не только приобретались по бешеной цене, но и оказались просто бесполезными — якобы снять их можно с помощью обычных ножниц. 

Сигнал поступил — опергруппа не приехала

По данным УФСИН по Петербургу и Ленобласти, электронные браслеты в нашем регионе сегодня носят около ста человек, приговоренных судом к домашнему аресту (всего в России 10 тысяч «браслетных сидельцев». — Ред.). Такой способ изоляции считается гуманным. Обычно в браслеты заковывают тех, кто совершил нетяжкие преступления либо болен и не может находиться в изоляторе во время следствия.

Это приспособление внешне похоже на большие наручные часы, оно крепится на ноге с помощью пластмассового ремешка. Есть стационарные устройства — они устанавливаются в квартире арестованного и действуют в радиусе 50–100 метров.

Мобильные устройства умещаются в небольшой сумке и дают домашнему арестанту гораздо большую свободу перемещений. Он даже может ходить на работу.

По словам сотрудников ФСИН, мобильный аппарат можно запрограммировать на маршрут «дом — работа», запретив посещение увеселительных заведений — кино, театров, ресторанов, футбольных матчей.

— Я вот уже четыре месяца нахожусь под домашним арестом, — рассказывает петербуржец Григорий Меренков (имя изменено. — Ред.). — У меня первая судимость. Нелепая драка в ресторане — и, как результат, год в «браслетах». Хорошо еще, что реально не посадили. Пока была зима, я легко прятал браслет под широкими зимними брюками.

Но сейчас будет труднее — устройство крепится на лодыжке и выпирает. Некоторые коллеги по работе меня уже «разоблачили». Ведь я постоянно ношу под мышкой борсетку, в которой находится мобильное контрольное устройство. Размером оно с большой сотовый телефон с кнопкой SOS. По идее я могу в любой момент вызвать инспектора.

Но, как я узнал, должен держать палец на копке почти минуту, чтобы сигнал дошел до пульта управления. В чрезвычайной ситуации это будет сделать невозможно. Мой браслет уже подавал ложные вызовы — когда я мылся в ванной, контакты замка окислились, и прибор расценил это как попытку расстегнуть ремешок. Однажды он среагировал, когда я вообще спал дома…

Впрочем, никакая группа реагирования ко мне так и не приехала. Мне сказали, что инспекторы просто фиксируют сигналы тревоги в журнале и все.

По словам Григория, избавиться от браслета можно легко и просто — достаточно удлинить ремешок.

— На форумах в Интернете такие же горемыки, как и я, делятся опытом ухода от слежки, — смеется Григорий. — Браслет подает сигнал, только когда расстегнут ремешок. Но можно перепаять контакты, удлинить ремень и снять устройство. Говорят, многие так и делают.

Все браслеты ведут в тюрьму

Но сейчас Следственный комитет выяснил, что как в стационарных, так и в мобильных системах отсутствовали электронные блоки, отвечающие за обработку сигналов системы ГЛОНАСС. Выходит, браслеты — фикция? Дорогостоящие бесполезные «цацки»? Напомним, каждый браслет обошелся бюджету в 100 тысяч рублей, хотя реальная цена составляет от силы 10 тысяч.

В УФСИН по Петербургу и Ленинградской области туманно говорят, что «сбои в системе бывают», но никто из арестованных из-под наблюдения еще не уходил.

— Планировалось, что заключенных под домашний арест к 2016 году будет уже 300 тысяч человек, но это маловероятно. Электронные браслеты, с которыми живут осужденные, скоро начнут массово выходить из строя, — говорит Сергей Бородин, инженер конструкторского бюро «ЦНИПС 24». — Срок использования каждого — три года. Но в реальности браслеты служат еще меньше.

Аккумулятор у них слабый. А условия их ношения таковы, что элементы питания просто не выдерживают нагрузки. В устройства попадает пыль, вода. Могут быть механические повреждения. Поэтому электроника часто дает ложные сигналы.

Сейчас, когда поставка браслетов прекращена, а новых пока не выпускают, многие люди отправятся в места лишения свободы — альтернативы в виде домашнего ареста уже не будет.

Тем временем

Зэки подсчитывают убытки

В России зафиксировано уже несколько случаев, когда осужденные отказывались носить электронные браслеты, предпочитая домашнему аресту реальную тюрьму.

Оказалось, что арестанты боятся повредить дорогостоящую вещь, за которую тюремное ведомство взыскивает полную стоимость — от 100 тысяч рублей и выше.

По официальным данным, осужденные граждане уже потеряли или сломали электронные браслеты на общую сумму миллион рублей. По решениям судов они должны компенсировать утрату казенного имущества — до копейки.

daypic.ru 

Источник: http://spb.mk.ru/articles/2015/04/08/elektronnye-braslety-dlya-osuzhdennykh-ne-opravdali-sebya.html

Вместо нар электронные браслеты | В неволе

Вместо нар электронные браслеты

22.03.2012

Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) приступила к массовому применению электронных браслетов. В начале января в России было 1400 осужденных, снабженных устройствами слежения. К сегодняшнему дню эта цифра выросла почти втрое. «КП» выяснила, как действует эта система и как живется обладателям таких электронных «украшений».

ШЕСТЬ ОКОЛЬЦОВАННЫХ

Заместитель начальника отдела исполнения наказаний по Центральному административному округу столицы Юлия Шульга открывает на компьютере карту Москвы. На ней точки и линии появляются и пропадают, рисуя причудливые узоры.

Наводишь курсором, всплывает окно с координатами, фамилией и временем, когда обладатель фамилии в этих координатах обозначился. Словно в шпионском боевике, когда суперагентам удается поставить на машину предателя «жучок».

– Вот эта прямая линия означает, что человек пропал, а потом появился, — объясняет Юлия. — Вообще-то мы должны тут же связаться с объектом и прояснить, почему он выпал из поля зрения. Но ведь и так ясно, что он был в метро. Мы знаем, где он живет, где работает. И если он в 8.30 пропадает у одной станции, а всплывает у другой, понятно, что он ничего не нарушает.

Юлия — «большая сестра». В том смысле, что она следит за тобой. Если, конечно, на твоем теле закреплено последнее чудо техники — неснимаемый браслет, какими одаривают осужденных к ограничению свободы. Такой вид наказания появился в России в 2010 году.

Техническое оснащение отстало — система слежения в Москве, к примеру, появилась только осенью прошлого года. С тех пор Юлия Шульга обязана следить, чтобы ее подопечные не покидали выделенную им территорию. Как правило, судьи определяют ее в границах муниципального образования. Но встречаются и экзотические вердикты.

Например, находиться дома в ночные часы. Или не приближаться к увеселительным заведениям, школам и детским садам. Браслет не обманешь, на карте видно, где и сколько времени провел «объект», а запретные зоны обозначаются красным. «Большим братьям» даже у компьютера сутками сидеть не нужно.

Пришел утром, просмотрел историю передвижений… Если что не так — осужденному предупреждение. Пару предупреждений, и все — на зону.

В Центральном округе столицы объектов слежения пока только шесть. Это «пионеры», они получили браслеты в конце прошлого года. Для некоторых это стало личной трагедией.

– Все соглашаются, что с браслетом ходить лучше, чем сидеть в колонии, — говорит Юлия, — но все равно переживают. Первым был молодой парень, совсем мальчишка. Загремел по глупости за наркотики. Так он чуть не плакал. Оказалось, у него девушка даже не знала, что он осужден. А с браслетом это никак не скроешь. Вот и расстались они. Даже мы переживали за всю эту «Санта-Барбару».

ЛУЧШЕ ПЛОХО ДОМА, ЧЕМ ХОРОШО НА ЗОНЕ

Получить бесплатный браслет можно за преступление небольшой степени тяжести. Мелкая кража, хулиганство и драка без последствий. Все, за что Уголовный кодекс предусматривает не больше двух лет лишения свободы. Есть и другой путь — когда ограничением свободы заменяют часть реального срока.

Так было с Денисом (имя изменено), жизнерадостным мужчиной лет пятидесяти. Мы долго думали, где встретиться. Дома он не хотел — зачем волновать семейство. В кафе тоже не очень — представляете картину, когда прямо за столиком человек задирает штанину и демонстрирует полученное во ФСИН «богатство».

В итоге встретились в редакции.

– Окольцованным быть, конечно, не самое приятное состояние, — говорит Денис, — но лучше плохо сидеть дома, чем хорошо на зоне. Это я на своей шкуре испытал.

Очки в тонкой оправе, дорогие костюм и часы. Денис постоянно сбивается на подробности своего дела, хоть мы и договорились в него не вдаваться.

В 2004 году он, преуспевающий бизнесмен, владелец нефтяной компании и нескольких объектов коммерческой недвижимости, сел на 8 лет за мошенничество. Якобы продал акции на гигантскую сумму, деньги взял, а акции не отдал.

Что было на самом деле, не разберешь, но тогда Денис лишился всего, в том числе и свободы. Теперь для него слова «шконка» и «хата» так же близки, как и дебет с кредитом.

В СИЗО и на зоне Денис провел три года. После этого удалось перебраться в колонию-поселение. Это называется «перережимливать» — то есть облегчать режим за хорошее поведение и другие заслуги.

На новом месте Денис устроил для колонии несколько выгодных подрядов и в итоге добился, чтобы ему разрешили снимать избушку за территорией лагеря.

«Все по закону, есть и такая форма исправления», — словно боясь чего-то, не раз повторяет он.

– Когда в законе появилось это ограничение свободы с браслетами, мы в зоне не поверили, — вспоминает Денис, — какие браслеты, что ты. Разве ж наше государство когда-нибудь пойдет для нас на такие траты! А потом вдруг меня перережимливают. Это было в марте прошлого года. Я думал, переведут на исправительные работы.

А судья сама говорит: «Ну где же мы тебе должность гендиректора найдем? Нет уж, давай-ка на ограничение свободы и сам себе работу ищи». (По закону осужденному на исправительные работы обязаны предоставить место в соответствии с его квалификацией. — «КП».) Так что в апреле я был уже дома.

Теперь работаю в строительной фирме.

РАЗРЯДИШЬ УСТРОЙСТВО — СЧИТАЙ, ПОБЕГ

Денис поднимает штанину на левой ноге. На голени над носком — черное пластмассовое устройство, напоминающее дешевые китайские часы. Только времени они не показывают: то, что кажется циферблатом, — это системный блок с датчиками и радио-станцией.

– Мне кажется, что браслет — это что-то вроде RFID-метки, какие в магазинах к одежде крепят, — объясняет окольцованный. — Если ты шмотку вынести пытаешься, то система на выходе начинает пищать. Вот и здесь так.

Жить он, в общем-то, не мешает. В нем и мыться можно спокойно, даже в сауне сидеть. А вот в большую парную не получится. Потому что туда не пронесешь второй девайс, который всегда должен быть рядом с браслетом.

Денис достает из портфеля небольшую черную коробочку, похожую на мобильник конца прошлого столетия. У него даже зарядка от «Нокии». Это «мобильное контрольное устройство» выполняет роль рамки в магазине. Удаляться от него более чем на 15 метров запрещено.

– Если дальше отойдете, ногу оторвет? — неудачно пошутил я.

– Нет, конечно, — неожиданно серьезно ответил Денис. — Устройство просто передает сигнал тревоги, потом отписываться замучаешься. На Новый год был случай, когда мобильная связь рухнула и все мы пропали с экранов их радаров. И даже тогда нас вызывали и заставили писать объяснения.

Так что для меня забыть эту штуковину где-нибудь — это страшный сон. Или разрядить. Это же побег, провокация! Зарядки, кстати, хватает только на 8 часов. Неудобно. Бывает, замотаешься, а потом смотришь — аккумулятор на нуле. Сразу все бросаешь и бежишь к ближайшей розетке. А если я эту штуку потеряю, то мало не покажется.

Чуть ли не 100 тысяч рублей штрафа взыщут.

70 ПРОЦЕНТОВ — ВЫПОРОТЬ ДА ВЫГНАТЬ

В браслет встроены плата с микросхемами и батарейка, которой хватает на 3 года. Правда, если часто выходить на мороз, разрядиться она может быстрее. Система должна предупредить о низком заряде за 72 часа. Но в России еще не села ни одна батарейка.

Мобильное контрольное устройство — тоже довольно сложный агрегат.

– Каждая пара «устройство — браслет» обладает индивидуальными характеристиками и реагирует только друг на друга, — говорит Елена Зарембинская, начальник Управления организации исполнения наказаний, не связанных с изоляцией осужденных от общества ФСИН России. — В них уникальное оборудование и программная прошивка.

Браслет и эта, как вы говорите, коробочка постоянно обмениваются информацией. В случае возникновения любой внештатной ситуации сразу идет сигнал на пульт. Так что стоимость устройств сопоставима с зарубежными аналогами. А осужденный в случае порчи будет платить только за причиненный ущерб.

Сам браслет, например, стоит не более 10 тысяч рублей.

По словам начальника отдела исполнения наказаний по ЦАО столицы Елены Волкорезовой, пока действуют только браслеты, которые крепятся на ногу.

– Женщин, осужденных к ограничению свободы, у нас пока не было, — говорит Елена, — но если будут, то с юбками им придется на время попрощаться. Не будешь же каждому объяснять, что это у тебя на ноге такое.

Случаев, когда кого-то освобождали от браслета, в отделе исполнения наказаний ЦАО еще не было. Просто еще никто не доносил его «до звонка». По словам Елены Волкорезовой, на первое освобождение наверняка соберется весь отдел. Какого-то торжества не планируется, но тем не менее. Я предложил Елене включать освобождающимся хотя бы «Прощание славянки». Она обещала подумать.

Денису браслет предстоит носить еще 10 месяцев. Когда закончится его срок, он сможет наконец-то съездить на дачу. Или на море. В остальном же к тому моменту он успеет полностью встроиться в систему вольной жизни.

– Сейчас на зоне большинство тех, кому там не место, — уверен он. — Есть, конечно, убийцы, воры, грабители, которых отпускать нельзя. Их все знают: и кум (оперативный работник колонии. — «КП»), и хозяин (начальник колонии. — «КП»). А остальные… Слышали, чтобы кого-нибудь приговорили за мешок картошки? Это уже как анекдот воспринимается.

Но на самом деле такое в нашем отряде было. Мужик украл такой мешок, его поймали. Но следователю ведь галочка за тяжкое преступление нужна. Вот он и оформляет мешок не как картошку, а как 20 килограммов посевного материала. А это уже другая статья и другой срок. Пять лет мужик получил. И таких примеров масса.

Так что 70 процентов — выпороть да выгнать.

Я смотрел на Дениса и думал, что это как раз тот человек, для кого затевалась либерализация наказаний за экономические преступления. Я не знаю, украл ли он деньги или его осуждение — ошибка.

Но после того, как у него забрали все, его точно не стоило отправлять на зону. Если бы он последние семь лет проходил в браслете, это было бы для него достаточным наказанием. А общество, от которого его изолировали, этого бы и не заметило.

Ведь Денис привык прятать свой браслет под носком.

КСТАТИ

«Электронику» вместо зоны получили 4000 россиян

За рубежом браслеты для контроля за осужденными используются уже давно. Первопроходцами были Великобритания и США. Например, в сериале «Доктор Хаус» его носил главный герой, осужденный за употребление наркотиков. Так что российские браслеты — это приведение российской системы исполнения наказаний к общемировым стандартам.

По данным ФСИН, электронные браслеты применяются уже в 60 регионах страны.

С 10 января 2010 года, когда данный вид наказания появился в Уголовном кодексе, к нему были приговорены более 20 тысяч человек.

По состоянию на 1 января 2012 года на учетах уголовно-исполнительных инспекций состояли 13,7 тысячи осужденных к ограничению свободы. Электронные браслеты достались почти 4 тысячам осужденных.

– Применение браслетов — это часть большой программы по гуманизации системы наказания, — говорит Елена Зарембинская, начальник Управления организации исполнения наказаний, не связанных с изоляцией осужденных от общества ФСИН России. — Старт этой программы был дан на Госсовете в 2009 году.

Основная цель — сделать так, чтобы за решетку не попадали люди, исправление которых возможно и на свободе. Плюсов в этом масса. Люди работают и имеют возможность содержать семью. Кроме того, невозможно подсчитать, сколько преступлений останется несовершенными только потому, что человек не попал в уголовную среду и не впитал ее субкультуру.

Конечно, это еще и дешевле для государства, чем держать людей за решеткой.

Источник: ФСИН

Источник: http://vnevole.net/theme/vmesto-nar-elektronnye-braslety

Эксперты: электронные браслеты ФСИН можно снять ножницами. Устройства не контролируют передвижений арестованных | Электронное издание Фокус города. Саратов

увеличить шрифт

Эксперты российского НИИ космического приборостроения признали, что электронные браслеты для слежения за арестантами, на закупках которых, как считает Следственный комитет, в Федеральной службе исполнения наказаний (ФСИН) было похищено как минимум 1,3 млрд рублей, фактически не выполняют своей главной функции. Любой арестант может легко разобрать и снять с себя разработанные по заказу тюремного ведомства устройства при помощи обычных ножниц или плоскогубцев, а контролирующий его сотрудник ФСИН этого даже не заметит.

Как рассказали “Известиям” источники в спецслужбах, еще до возбуждения Следственным комитетом уголовного дела о миллиардных махинациях во ФСИН при закупках спецоборудования в НИИ космического приборостроения и ведущем научном подразделении МВД “Специальная техника и связь” (СТиС) были проведены две экспертизы электронных браслетов, официально известных как система электронного мониторинга за поднадзорными лицами (СЭМПЛ).

— Результаты экспертиз оказались обескураживающими, — рассказывает “Известиям” высокопоставленный собеседник в спецслужбах. — Выяснилось, что электронные браслеты фактически непригодны для тех целей, под которые они создавались. Я даже не понимаю, как ФСИН может с помощью этих приборов хоть как-то следить за поднадзорными лицами?

Согласно документам, эксперты провели целый ряд испытаний и почти сразу же сделали неутешительный вывод: “Объективный контроль за расположением отсутствует”. Речь идет об отсутствии приема сигналов систем ГЛОНАСС и GPS.

— То есть операторы СЭМПЛ из числа сотрудников ФСИН не могут определить точное местонахождение “клиента”, — поясняет собеседник.

Более того, согласно данным экспертиз, операторы даже не могут определить степень заряда аккумулятора электронного браслета. Им доступны лишь данные о напряжении в батарее. Но исходя из этого они не могут рассчитать, когда и в какой момент аккумулятор будет до конца разряжен и браслет полностью отключится.

Отдельно отмечается, что сигналы тревоги с электронного браслета или стационарного контролирующего устройства — СКУ (оно устанавливается в доме поднадзорного лица) поступают на рабочее место оператора с запозданием в 8–10 минут.

При этом аппарат предусматривает обратную связь “клиента” со своими кураторами из ФСИН. Человек может в любой момент вызвать инспекторов уголовно-исполнительной инспекции (УИИ), нажав кнопку SOS.

Однако, как выяснили проверяющие, для этого необходимо удерживать кнопку не менее 5 секунд.

— В чрезвычайной ситуации это может быть невозможным, — делают категорический вывод эксперты.

Также эксперты пришли к выводу, что на браслет может отрицательно влиять окружающая среда.

От влаги контакты замка браслета быстро окисляются, прибор это расценивает как попытку расстегнуть замок и подает ложный сигнал тревоги.

То есть с этим браслетом поднадзорный не может даже нормально мыться. Помимо этого, прибор начинает давать сбои, если в помещении температура поднимается выше комнатной. 

Монтаж замка, по мнению специалистов, тоже не выдерживает никакой критики. Оказывается, закрепляется браслет не специальным инструментом, а обычными плоскогубцами.

— Причем для несанкционированного избавления от браслета не нужны никакие приспособления, достаточно перерезать ремешок обычными ножницами, — поясняют эксперты. Конструкторы запланировали, что устройство будет подавать сигнал в случае нарушения целостности ремешка, однако ремешок легко разобрать и перепаять контакты так, чтобы удлинить ремень и снять браслет.

Как только “клиент” снимает браслет и тот остается длительное время без движения, оператор по идее должен получать сигнал. Однако, как подчеркивают специалисты, такого сигнала аппаратура не передает.

В ходе испытаний браслет оставался на месте в течение почти трех суток, однако ни одного сообщения об этом на пульт дежурным не пришло.

Это не дает возможности понять, находится ли браслет на человеке или уже давно снят, а сам арестованный подался в бега.

Кроме того, эксперты отметили, что браслет очень неудобен. Он закрепляется на лодыжке, но носить его можно только в широких штанах или обуви с низкими голенищами. Это ограничение бьет в первую очередь по женщинам, которые любят обтягивающие брюки и узкие высокие сапоги. 

Недостаточная надежность конструкции может привести, по мнению экспертов, к ложному срабатыванию или повреждению браслета без какого-либо злого умысла.

Стоит отметить, что само стационарное контролирующее устройство по принципу действия фактически ничем не отличается от сотового телефона, внутри него находится SIM-карта. Однако, как выяснили эксперты, она в приборе не фиксируется и периодически выпадает из разъема. 

По данным ФСИН, сейчас в России во всех подразделениях тюремного ведомства используются 9827 электронных браслетов, в том числе в Москве — 177 браслетов.

Из них 165 — для приговоренных судом к ограничению свободы, и лишь 12 приборов носят поднадзорные лица, находящиеся под домашним арестом.

Самыми известными из обладателей электронных браслетов являются фигурантка уголовного дела о многомиллиардных хищениях в Минобороны Евгения Васильева и оппозиционер Сергей Удальцов, обвиняемый в организации массовых беспорядков.

Адвокаты Евгении Васильевой уже жаловались на браслет, который якобы постоянно дает ложный сигнал тревоги, связывая это с низким качеством устройства. 

Напомним, что электронные браслеты производились в ведомственном предприятии ФСИН ЦИТОС. На конец прошлого года было произведено и поставлено 23,9 тыс. устройств, но использовалось менее половины из них.

Сейчас по фактам нарушений при производстве браслетов и завышении на них цен СКР расследует уголовное дело по ст. 159 УК РФ (“Мошенничество”).

Не исключено, что его фигурантами могут стать высокопоставленные сотрудники ФСИН.

Как утверждают в самом ведомстве, экспертиза качества электронных браслетов проводилась по инициативе ФСИН.

— В ходе экспертиз был выявлен ряд несоответствий заявленным требованиям, — пояснили “Известиям” в пресс-бюро ФСИН. — Следующие партии будут закупаться у других поставщиков и производителей.

В тюремном ведомстве подчеркивают, что отказываться от применения электронных браслетов никто не собирается, а те, что сейчас используются, работают без сбоев.

Герман Петелин, Владимир Баринов, “Известия”

Источник: http://focusgoroda.ru/materials/2013-04-16/2068.html

Добавить комментарий