Могут ли совпадать доменное имя и товарный знак?

Использование товарного знака в доменном имени

Ключевые слова: интеллектуальная собственность, средства индивидуализации, исключительные права, товарный знак, регистрация товарного знака, защита прав на товарный знак, доменное имя, доменные споры, товарный знак и доменное имя, использование товарного знака в доменном имени.

В связи с глобализацией и особенностями современного информационного общества, повсеместным использованием компьютеров и Интернета, актуальным стал вопрос о защите прав на доменное имя как уникальное средство индивидуализации. Особое внимание в российской и зарубежной практике уделяется нахождению и поддержанию баланса интересов между владельцами доменных имен и владельцами объектов интеллектуальной собственности, в частности, товарных знаков.

Доменное имя — это, по сути, «название сайта». Это определенная символьная (буквенно-цифровая) последовательность, обозначающая имя сайта в глобальной сети Интернет.

Некоторые исследователи утверждают, что на сегодняшний день доменное имя по своей значимости приближается к товарному знаку – обозначению, служащему для индивидуализации товаров юридических лиц или индивидуальных предпринимателей. Товарный знак может представлять собой картинку, логотип, цвет, объемную форму и др.

, однако в целях рассмотрения настоящего вопроса, конечно, решающую роль играют словесные или комбинированные товарные знаки, которые состоят из слов или словосочетаний или содержат их наряду с изобразительными элементами.

Значимость доменного имени в продвижении товаров и услуг российских и иностранных производителей повсеместно признается, однако, не закреплена на нормативном уровне.

Актуальным остается вопрос: каково соотношение прав на товарный знак и прав на доменное имя? Очевидно, что у лица, имеющего исключительные права на товарный знак, имеется неоспоримое право использовать его в доменном имени принадлежащего ему сайта.

Однако, как решается вопрос об использовании в доменном имени обозначения, тождественного или сходного до степени смешения с товарным знаком иного лица, без разрешения этого лица?   

Часть IV Гражданского Кодекса Российской Федерации устанавливает всеобъемлющий режим охраны и использования товарных знаков.

Глава 76 ГК РФ («Права на средства индивидуализации юридических лиц, товаров, работ, услуг и предприятий») содержит исчерпывающие положения по следующим вопросам: понятие и виды товарных знаков, критерии охраноспособности и основания для отказа в государственной регистрации, использование товарного знака и распоряжение исключительным правом на товарный знак, весь процесс регистрации товарного знака, прекращение исключительного права на товарный знак, защита прав на товарный знак.

Что касается доменного имени, его регулирование признается недостаточным.  Согласно п. 15 ст.

2 ФЗ № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», «доменное имя – обозначение символами, предназначенное для адресации сайтов в сети “Интернет” в целях обеспечения доступа к информации, размещенной в сети “Интернет”». Доменное имя – часть нематериальных активов предприятия.

В отличие от товарных знаков, для успешной регистрации которых необходимо, чтобы заявленное обозначение соответствовало многочисленным условиям охраноспособности, в доменных именах могут использоваться практически любые словесные обозначения, выраженные буквами и цифрами.

Кроме того, если правовая охрана товарного знака осуществляется строго на основании территориального принципа (товарный знак охраняется только в тех странах, в которых он зарегистрирован), доменные имена имеют экстерриториальный характер: администратор доменного имени фактически не ограничен в осуществлении своей деятельности.

Необходимо учитывать, что многие доменные имена регистрируются не с коммерческими целями – это личные страницы и блоги, проекты органов государственной власти, информационные порталы и др. Поэтому концепция «доменного имени» не имеет универсального характера, и правовой режим таких «некоммерческих» сайтов не может быть соотнесен с правовым режимом товарных знаков.

Вместе с тем, все большее количество сайтов и, соответственно, доменных имен используются и воспринимаются потребителями именно как средства индивидуализации благодаря широкой популярности их владельцев и производимых ими товаров и оказываемых услуг.

В вопросе определения статуса и значимости таких «коммерческих» доменных имен интересно упомянуть Постановление Президиума ВАС РФ № 1192/00 от 16.01.

2001 (дело по иску о запрете использовать товарный знак в доменном имени страницы во всемирной компьютерной сети Интернет): «Современная  коммерческая  практика  показала,  что при выборе доменных  имен для сети Интернет владельцы информационных ресурсов останавливаются  на  максимально простых и логичных именах (слово, группа  букв и т.п.

),  которые обычно ассоциируются у потребителей непосредственно с конкретным участником хозяйственного оборота или его деятельностью.

  Доменные имена фактически трансформировались в средство,   выполняющее  функцию  товарного  знака,  который  дает возможность   отличать   соответственно   товары   и услуги  одних юридических  или  физических  лиц  от  однородных  товаров и услуг других юридических или физических лиц. Кроме того, доменные имена, содержащие   товарные  знаки  или  торговые  наименования,   имеют коммерческую стоимость».

Однако принятие данного постановления, по сути, не повлияло на нормативно-правовое регулирование и судебную практику.

В российском законодательстве до сих пор не закреплен всеобъемлющий правовой режим доменного имени (в отличие от правового режима товарного знака).

В результате, в случае коллизии прав владельца товарного знака и администратора домена приоритет признается за владельцем исключительных прав на товарный знак, и споры решаются в большинстве случаев в его пользу.

Вот как вопрос о коллизии прав на товарный знак и доменное имя решается в законодательстве.

Ст.

1484 ГК РФ содержит основополагающее положение о том, что «Лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 настоящего Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 настоящей статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.» Соответственно, «Никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.»

Согласно п.2. указанной статьи, «Исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака:… 5) в сети “Интернет”, в том числе в доменном имени и при других способах адресации».

Очевидно, что коллизия прав на товарный знак и на доменное имя возможна, когда речь идет об однородных товарах или услугах.

Согласно Методическим рекомендациям Роспатента (Методические рекомендации по определению однородности товаров и услуг при экспертизе заявок на государственную регистрацию товарных знаков и знаков обслуживания, утвержденные приказом Роспатента от 31.12.

09 № 198), «…При установлении однородности товаров определяется принципиальная возможность возникновения у потребителя представления о принадлежности этих товаров одному изготовителю.

Для установления однородности товаров могут приниматься во внимание такие обстоятельства как, в частности, род (вид) товаров, их потребительские свойства и функциональное назначение (объем и цель применения), вид материала, из которого они изготовлены, взаимодополняемость либо взаимозаменяемость товаров, условия их реализации (в том числе общее место продажи, продажа через розничную либо оптовую сеть), круг потребителей, традиционный или преимущественный уклад использования товаров и другие признаки». Особая ситуация – с общеизвестным товарным знаком, правовая охрана которого распространяется также на товары, неоднородные с теми, в отношении которых он признан общеизвестным, «…если использование другим лицом этого товарного знака в отношении указанных товаров будет ассоциироваться у потребителей с обладателем исключительного права на общеизвестный товарный знак и может ущемить законные интересы такого обладателя» (ст. 1508 ГК РФ).

Закрепление указанного принципа означает, по сути, приоритет права на товарный знак в судебных спорах.

Однако, и до того, как среди способов незаконного использования товарного знака было признано его использование в доменном имени, государственные органы, суды признавали преимущественные права владельца товарного знака, в том числе, в рамках запрета недобросовестной конкуренции. Так, ст. 10-bis Парижской конвенции об охране промышленной собственности, устанавливает, что «В частности, подлежат запрету: все действия, способные каким бы то ни было способом вызвать смешение в отношении предприятия, продуктов или промышленной или торговой деятельности конкурента»: это касается и использование чужого товарного знака в доменном имени без разрешения правообладателя.

Очевидно, что незаконным и недобросовестным будет признано использование администратором доменного имени чужого товарного знака с намерением отвлечь потребителей от продукции или сайта самого правообладателя, с целью извлечения выгоды из репутации владельца товарного знака.

Кроме того, многие недобросовестные администраторы намеренно регистрируют подобные сайты с целью их последующей перепродажи законным владельцам товарных знаков, которые, возможно, не захотят тратить время и деньги на предъявление иска в суд и защиту своих прав.

Далее, администратор доменного имени может намеренно размещать на таком сайте ложные или вводящие в заблуждение сведения о правообладателе товарного знака и его продукции, порочащие его репутацию.

Конечно, при рассмотрении спора о незаконном использовании товарного знака в доменном имени, суд будет учитывать различные обстоятельства, например то, имеет ли владелец доменного имени недобросовестное намерение извлечь прибыль из чужого товарного знака.

Законность действий администратора доменного имени может быть подтверждена тем, что у него самого есть права на товарный знак или другие объекты интеллектуальной собственности, используемые в доменном имени, например, фирменное наименование.

Или что чужой товарный знак добросовестно используется им с разрешения владельца или же в некоммерческих целях.

Подводя итоги, можно сказать, что доменное имя в настоящее время признается не только средством адресации (техническим способом размещения и нахождения информации в глобальной сети Интернет), но и способом индивидуализации – выделения товаров и услуг конкретного производителя из массы однородных товаров и услуг других производителей.

Некоторые исследователи данного вопроса признают доменное имя даже объектом исключительных прав, интеллектуальной собственностью. Законодательно признана такая форма использования товарного знака, как использование его в доменном имени (законное или незаконное).

Однако очевидно, что правовые режимы товарного знака и доменного имени абсолютно неоднородны, несбалансированны, и в случае спора между законным обладателем прав на зарегистрированный товарный знак и администратором доменного имени, содержащего обозначение, сходное до степени смешения с этим товарным знаком, при однородности товаров/услуг, приоритет будет в большинстве случаев – за владельцем товарного знака.

Источник: https://zuykov.com/ru/about/articles/2017/07/25/ispolzovanie-tovarnogo-znaka-v-domennom-imeni/

Эволюция подходов к соотношению прав на товарный знак и доменное имя

Возможность отражения в доменном имени различных охраняемых законом обозначений породила достаточно специфическую проблему соотношения прав администраторов доменных имен с правами владельцев этих обозначений.

В основе этой проблемы лежит тот факт, что, хотя ценность доменного имени зависит от многих факторов, в том числе от его выразительности, запоминаемости и релевантности, все эти факторы связаны с обозначением, которое используется для его реализации.

При этом, в зависимости от того, какое обозначение используется, доменное имя может как обладать собственной ценностью, так и «эксплуатировать» ценность чужого обозначения.

Деятельность, связанная с использованием товарного знака в доменном имени без разрешения правообладателя, получила название киберсквоттинг (англ. cybersquatting).

style=”display:inline-block;width:240px;height:400px” data-ad-client=”ca-pub-4472270966127159″

data-ad-slot=”1061076221″>

Под киберсквоттингом понимается своеобразная форма недобросовестного поведения, связанная с приобретением лицом доменного имени, в отношении которого оно не имеет законного интереса, с намерением получить прибыль от продажи или предоставления в пользование его владельцу сходного товарного знака1 .

Киберсквоттеры могут наносить значительный ущерб правообладателям, как просто препятствуя регистрации желаемого доменного имени, так и посредством размещения на соответствующем Интернет-сайте провокационной информации, нанося вред деловой репутации и подрывая доверие клиентов к правообладателю.

Между тем, на раннем этапе, не смотря на ущерб, который киберсквоттеры причиняли владельцам товарных знаков, было достаточно сложно сказать, является ли такая деятельность противоправной. Так, в деле Intermatic Inc. v.

Toeppen2 суд отверг довод истца, в соответствии с которым регистрация ответчиком более 200 доменов, совпадающих с различными брендами, свидетельствует о его недобросовестных намерениях, указав, что поскольку споры о доменных именах – это относительно новая сфера, ответчик был вправе прощупать почву3 .

В отсутствие специальных норм, первые подходы к разрешению конфликтов между администраторами доменных имен и правообладателями товарных знаков были сосредоточены на попытках последних доказать, что действия киберсквоттеров нарушают их исключительное право (trademark infringement) или же направлены на ослабление индивидуализирующих свойств товарного знака (trademark dilution). Данные подходы применяются и в настоящее время и в полной мере восприняты во многих правовых системах, включая российское право4 , и, даже, нашли свое отражение в законодательстве.

Так, в соответствии с подпунктом 5 пункта 2 статьи 1484 ГК РФ правообладатель товарного знака вправе использовать его в сети “Интернет”, в том числе в доменном имени и при других способах адресации.

Аналогичные положения содержит пункт 1 статьи 20 Закона республики Беларусь «О товарных знаках и знаках обслуживания» 5 , а в пункте 1 статьи 20 Закона Украины «Об охране прав на знаки для товаров и услуг» прямо указано, что нарушением прав владельца товарного знака является использование такого обозначения в доменном имени без согласия правообладателя6 . Как справедливо отмечает профессор Жаклин Липтон (Jacqueline Lipton), ранняя cудебная практика уверила судей7 , во-первых, в том, что киберсквоттинг является угрозой для эффективного функционирования товарных знаков на on-line рынке, а, во-вторых, породила иллюзию, что существующего законодательства в области права интеллектуальной собственности достаточно для разрешения доменных споров8 .

Однако впоследствии стало ясно, что оба подхода нуждаются в серьезной доработке, поскольку не всегда обеспечивают адекватную защиту правообладателей, а в ряде случаев ущемляют права администраторов доменных имен.

Так, в соответствии с правом США нарушение исключительного права на товарный знак имеет место, если выполняются три условия: а) право на товарный знак возникло раньше, чем нарушитель начал использовать тождественное или сходное обозначение; б) обозначение используется нарушителем с коммерческой целью; в) существует вероятность введения в заблуждение, при котором потребитель полагает, что между использующим обозначение и правообладателем товарного знака наличествует какая-либо связь9 . Первый пункт, ввиду возможности в США охраны незарегистрированных товарных знаков не представляет большой проблемы, однако два других достаточно часто либо тяжело, либо невозможно доказать. Так, киберсвоттер далеко не всегда явно предлагает домен к продаже, он или вовсе не размещает какой-либо сайт под доменным именем, либо маскирует свою деятельность, пытаясь продемонстрировать отсутствие связи между ним и правообладателем товарного знака. В упоминаемом уже нами деле Intermatic Inc. v. Toeppen10 , ответчик – Денис Тоеппен (Dennis Toeppen), киберсквоттер, зарегистрировавший свыше 240 доменов, соответствующих известным товарным знакам, сумел убедить суд, в том что ресурс intermatic.com не вводит потребителей в заблуждение, ввиду чего его действия не нарушают прав истца11 на товарный знак. Между тем, истец сумел доказать, что товарный знак является общеизвестным, а действия ответчика способствуют «размытию бренда» – ослаблению его индивидуализирующих свойств. Данное дело наглядно демонстрирует проблемы применения первого подхода для противодействия киберскоттингу. Возможность же применить второй подход есть только у общеизвестных товарных знаков.

Применение данных подходов осложняется еще и тем, что во многих странах, в том числе и России, незарегистрированные товарные знаки не охраняются, а для получения статуса общеизвестного товарного знака необходимо пройти особую, усложненную, процедуру.

В российской судебной практике квалификация киберсквоттинга в качестве незаконного использования товарного знака, как и в праве США, сопряжена с рядом трудностей. Так, товарный знак в отличие от доменного имени не обладает абсолютной уникальностью, его охрана распространяется лишь на те товары и услуги, для которых он был зарегистрирован.

Таким образом, для успешного предъявления иска необходимо, чтобы доменное имя, совпадающее с товарным знаком, было использовано в коммерческой деятельности для рекламы или продвижения товаров и услуг, в отношении которых был зарегистрирован товарный знак, или однородных им.

Между тем, такая деятельность со стороны киберствоттеров зачастую отсутствует. Хорошей иллюстрацией данной проблемы является дело о доменном имени mumm.ru12 .

В дополнение к озвученным недостаткам следует также сказать, что во многих правовых системах отсутствует концепция преждепользования в отношении товарных знаков, таким образом, даже если право на товарный знак было зарегистрировано позже доменного имени, правообладатель может предъявить к администратору иск о нарушении.

Это в свою очередь значительным образом ущемляет уже права владельцев доменных имен, порождая такой феномен как обратный захват доменного имени (англ.

reverse domain name hijacking), под которым понимают лишение администратора прав на доменное имя при помощи регистрации сходного с ним до степени смешения товарного знака или иного средства индивидуализации.

Сказанное выше обусловило необходимость найти более взвешенный подход для разрешения споров, связанных с доменными именами, который бы учитывал специфику этой категории дел.

Такой подход был предложен в 1999 году в рамках Единой политики разрешения доменных споров (Uniform Domain Name Dispute Resolution Policy; UDRP)13 , утвержденной ICANN, и предусматривающей внесудебную процедуру, направленную на разрешение конфликтов, связанных с использованием товарных знаков в доменном имени. При подготовке политики разработчики отошли от понятия киберсквоттинг, ввиду его неоднозначности, и ввели конструкцию «недобросовестной регистрации» 14 . Данная конструкция раскрывается в параграфе 4а UDRP, в

соответствии с которым доменное имя может быть передано заявителю в случае, если он докажет, что: а) доменное имя идентично или сходно до степени смешения с товарным знаком или знаком обслуживания заявителя; б) у текущего владельца нет права или законного интереса в отношении данного доменного имени; в) доменное имя было зарегистрировано и используется недобросовестно. При наличии всех трех критериев арбитры в рамках UDRP принимают решение о передаче доменного имени правообладателю товарного знака. Необходимо пояснить второй и третий критерий. Второй критерий предполагает, что, регистрируя доменное имя, будущий администратор должен преследовать какой-то свой законный интерес. Исходя из практики – это может быть использование принадлежащего лицу обозначения, например, товарного знака или фирменного наименования, личного имени, либо создание Интернет-сайта определенной тематики, соответствующей обозначению, содержащемуся в доменном имени. При этом само по себе желание владеть доменным именем не рассматривается арбитрами как легитимный интерес15 .

Под третьим критерием понимается не что иное, как злоупотребление правом со стороны администратора доменного имени. То есть предполагается, что он осуществил регистрацию с целью воспрепятствовать владельцу товарного знака реализовать свое исключительное право.

Принятие UDRP может считаться позитивным шагом на пути регламентации процесса разрешения споров о доменных именах.

Главным ее достоинством является отход от традиционного подхода, связанного с установлением нарушения исключительного права на товарный знак, и введение критериев, ставящих вопрос правомерности владения доменным именем в зависимость от добросовестности администратора.

В российской судебной практике данные критерии были применены в постановлениях Высшего арбитражного суда РФ в деле о denso.com16 . и в деле mumm.ru17 , а затем нашли свое отражение и развитие в опубликованной Судом по интеллектуальным правам «Справке по вопросам, возникающим при рассмотрении доменных споров» от 28 марта 2014 года18 .

Прямое заимствование судами критериев добросовестности использования доменного имени из UDRP требует некоторого пояснения. Сама по себе UDRP не распространяется на зону .ru и .

рф, однако ее критерии, по мнению российских судов, являются отражением сложившихся обычаев делового оборота и потому могут использоваться для целей применения статьи 10 bis Парижской конвенции по охране промышленной собственности, в соответствии с пунктом 2 которой «актом недобросовестной конкуренции считается всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах» 19 . Такой вывод был сделан ВАС РФ еще в 2008 г. в деле о доменном имени denso.com, где суд указал, что «для установления содержания честных обычаев при регистрации доменных имен в зоне .com могут использоваться положения Единообразной политики по разрешению споров в связи с доменными именами ICANN и Правила по единообразной политике разрешения споров в связи с доменными именами ICANN»20 .

Между тем, следует отметить, что правомерность применения судами ст. 10 bis Парижской конвенции вызывает некоторые вопросы. Так, администраторами доменных имен чаще всего являются физические лица, не зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей и не осуществляющие коммерческой деятельности.

Едва ли можно с уверенностью утверждать, что физическое лицо, не осуществляющее предпринимательской деятельности, может быть уличено в недобросовестной конкуренции. Однако в деле о mumm.ru действия именно такого лица были признаны недобросовестной конкуренцией.

Мы со своей стороны не видим в таком подходе логики, ровно как нам остается непонятным, почему в указанном случае нельзя было применить нормы ст. 10 ГК РФ о злоупотреблении правом, которые схожи по содержанию, но в отличие от норм о недобросовестной конкуренции могли быть применены к физическому лицу.

Таким образом, на сегодняшний день можно констатировать, что в Российской Федерации сложился свой оригинальный подход к разрешению споров о доменных именах, базирующийся на сочетании национального законодательства, в частности, норм о злоупотреблении правом и недобросовестной конкуренции, а также применении критериев, выработанных для международной процедуры разрешения доменных споров – UDRP.

Представляется, что выбранный путь является достаточно удачным.

Обращение к критериям UDRP при оценке добросовестности администратора доменного имени позволяет обеспечить единообразие разрешения доменных споров на национальном уровне и в рамках соответствующей международной процедуры, что в свою очередь позволит добиться ясности и предсказуемости в вопросе соотношения прав на доменные имена и товарные знаки в России.

Можно также заключить, что разрешение доменных споров на основе оценки добросовестности действий администратора, а не классического состава нарушения исключительного права, является общей тенденцией в судебной практике как стран общего права, так и стран континентальной системы, в свете чего такой подход может рассматриваться как универсальный.

Д. В. КОЖЕМЯКИН

доменное имя, товарный знак

Мы очень признательны Вам комментарии. Спасибо!

Источник: http://www.finexg.ru/evolyuciya-podxodov-k-sootnosheniyu-prav-na-tovarnyj-znak-i-domennoe-imya/

Имя домена или товарный знак?

Президиум Высшего арбитражного суда (ВАС) создал важный прецедент для борьбы с киберсквоттерами — недобросовестными регистраторами доменных имен. Дело разрешено в пользу владельца товарного знака на основании правил Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС). Эксперты надеются, что признание международных правил поможет рассмотрению доменных споров.

Японская компания Denso Corporation, владеющая товарным знаком denso для маркировки электрооборудования (зарегистрирован более чем в ста странах мира, включая Россию), несколько лет пыталась отстоять свое право на доменное имя denso.com.

Его владельцем оказалось российское ООО «ДенСо», которое было зарегистрировано 11 октября 2000 года и уже на следующий день купило доменное имя у некой американской компании Denso Domain. Японская компания обратилась в центр посредничества и арбитража ВОИС, который рассматривает споры в международных интернет-зонах по международным правилам.

Тринадцатого ноября 2003 года центр посредничества и арбитража ВОИС решил, что ООО «ДенСо» действовало недобросовестно: законных прав и интересов в отношении спорного доменного имени у компании не было, а домен использовался для публикации новостей с другого сайта.

Кроме того, в ВОИС отметили, что «ДенСо» было «тесно связано с известным недобросовестным регистратором доменных имен ООО „Сервиспойнт“». Речь, по сути, шла о киберсквоттерах — регистраторах доменных имен, созвучных или совпадающих по написанию с названиями известных компаний или товарных знаков.

Это делается, в частности, с целью последующей перепродажи домена владельцу товарного знака или размещения на сайте рекламы.

Исполнить в России решение ВОИС японская компания не смогла. А российское «ДенСо» подало иск к Denso Corporation, требуя признать свое право на пользование доменным именем denso.com.

Второго февраля 2007 года арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области иск отклонил, но апелляционная и кассационная инстанции вынесли решение в пользу российской компании. Эти решения президиум ВАС вчера отменил, оставив в силе решение суда первой инстанции об отказе в иске.

Тем самым президиум ВАС постановил, что в России, участвующей в ВОИС, должна учитываться международная практика разрешения споров в сфере интернета, сформированная этой организацией.

Важность этого постановления отметили сами судьи ВАС, поскольку практика рассмотрения споров, связанных с регистрацией доменных имен, пока не сложилась. Действительно, ранее президиум ВАС рассматривал только одно дело о доменных именах.

В январе 2001 года президиум ВАС даже не решил, а направил на новое рассмотрение дело о доменном имени kodak.ru, связав его с товарными знаками. А попытка включить положения о доменных именах в четвертую часть Гражданского кодекса успехом не увенчалась: положения вызвали споры и в процессе работы над проектом были исключены.

Постановление президиума ВАС является прецедентным, поскольку выработан механизм рассмотрения доменных споров в зоне.

COM, считает партнер Baker & McKenzie Денис Хабаров, который представлял в суде японскую Denso.

«По сути, президиум ВАС признал, что в доменных спорах нужно применять не российское понимание недобросовестной конкуренции, а международное, более широкое»,- говорит господин Хабаров.

Партнер юридической компании Salans Виктор Наумов считает показательным, что президиум ВАС учел решение ВОИС, которое формально не имеет в России юридической силы.

Адвокат юридической компании «Усков и партнеры» Вадим Усков согласен, что исполнить решение органов ВОИС, по правилам которой во всем мире разрешаются подобные дела международного характера, до сих пор было в России серьезной проблемой.

«Теперь российские суды должны будут во всех случаях разрешать дела с учетом правил и решений, принимаемых органами ВОИС, в частности центром посредничества и арбитража»,- говорит адвокат.

На разрешение споров в зоне.RU, впрочем, прецедент ВАС напрямую не повлияет, считают юристы. «Решения ВОИС не распространяются на рунет, поэтому все подобные споры решаются в арбитражных судах. При этом нужно доказать, что владелец домена конкурирует с владельцем торговой марки»,- говорит Денис Хабаров.

Виктор Наумов из Salans отмечает, что в России давно обсуждается идея создания для зоны.RU системы рассмотрения доменных споров, аналогичной существующей в ICANN и ВОИС, но решений пока нет.

Вадим Усков, однако, считает, что признание международных правил и учет выработанных ими критериев недобросовестности, скорее всего, поможет рассмотрению споров, возникающих в зоне.RU.
http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=1055685

Источник: https://Professionali.ru/Soobschestva/soobschestvo_yuristov/imya_domena_ili_tovarnyj_znak/

Товарный знак и доменное имя

Е. МИХЕЕВА

Екатерина Михеева, юрист группы компаний “Деловой мир”.

Право на товарный знак можно нарушить, разместив в сети Интернет, например в доменном имени, обозначение, тождественное или сходное с товарным знаком до степени смешения.

Как в этом случае отстоять свои права обладателю товарного знака? Что на сегодняшний день понимается под доменным именем и как защитить свои интересы администратору доменного имени, с одной стороны, и правообладателю товарного знака, с другой?

Об истоках проблемы

В настоящее время невозможно представить себе развитие какой-либо организации (производственной, торговой или образовательной) без наличия у нее собственного сайта в сети Интернет. И это неудивительно: абсолютная численность пользователей Интернета в России, по оценке фонда “Общественное мнение”, к началу 2005 г. составила 17 млн.

600 тыс. человек.

Следовательно, распространение информации о фирме, ее услугах в сети Интернет позволяет быстро, эффективно и при меньших, по сравнению с другими способами продвижения на рынке, затратах заявить о фирме, охватив основную часть потребителей, а также поддерживать постоянный спрос на ее предложения, обеспечивать оперативность получения информации и оказания услуг. Достижение данных целей стало возможным во многом благодаря тому, что на определенном этапе развития названной сети наряду с цифровой системой адресации (IP) в ней появилась словесно-цифровая система адресации (система доменных имен – DNS). Таким образом, присвоив IP-адресу уникальное имя, которое придумывает сам создатель сайта (доменное имя), можно привлечь внимание к себе. Для этого “название” сайта должно быть легко запоминающимся и несущим смысловую нагрузку, указывающим на характер информации на сайте (http://www.afisha.ru) или сходным (тождественным) с известными обозначениями, “раскрученными” средствами индивидуализации. Два принципа функционирования описываемой системы: уникальность доменного имени и его выраженность в словесной форме – стали причиной борьбы за доменные имена и “конфликтов” между доменными именами и другими средствами индивидуализации. В данной статье будет рассматриваться соотношение доменных имен и товарных знаков.

Понятие доменного имени

Определение доменного имени впервые было дано в документе негосударственной организации Российского НИИ развития общественных сетей (РосНИИРОС).

Актуальное на сегодняшний день понятие доменного имени содержится в Регламенте регистрации доменов в домене RU, принятом АНО “РСИЦ” (правопреемником РосНИИРОС) 12 апреля 2005 г.

Согласно данному документу, домен – это область пространства иерархических имен сети Интернет, которая обозначается уникальным доменным именем, обслуживается набором серверов доменных имен (DNS) и централизованно администрируется администратором домена.

Для каждого зарегистрированного доменного имени определен единственный администратор. К сожалению, данное определение отражает лишь техническую функцию анализируемого понятия: быть адресом расположения определенного набора информации в сети Интернет – и не имеет большого значения для разбирательства правовых коллизий между доменным именем и товарным знаком.

——————————–

Доступно на сайте: http://nic.ru/dns/contract/sup1_1_ru.html.

Кроме Регламента регистрации доменов в домене RU был принят Регламент направленной передачи доменного имени , который позволяет заполнить пробелы в законодательстве по вопросу правовой природы “купли-продажи” домена.

По своему статусу этот Регламент может восприниматься как деловой обычай. В нем договор о передаче доменного имени определяется как уступка права на его администрирование.

Заключается такой договор между администратором домена (Продавец), покупателем и АНО “РСИЦ” (Организатор) на условиях, закрепленных в п. 2.2 Регламента направленной передачи доменного имени.

Таким образом, в указанном документе дается понятие права на администрирование домена, которое можно трактовать как право использовать и распоряжаться доменом по своему усмотрению, определять порядок предоставления (регистрации) доменов следующего уровня в данном домене.

——————————–

Доступно на сайте: http://nic.ru/dns/contract/supl_8_ direct.html.

В законодательстве

На законодательном уровне понятие доменного имени не закреплено, не определен и его правовой статус, что является основной причиной неясности вопроса о соотношении доменных имен и товарных знаков.

В декабре 2002 г. в Закон РФ “О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров” (далее – Закон) были внесены изменения . Так, в соответствии со ст.

4 Закона одним из способов нарушения права на товарный знак было признано размещение тождественного или сходного до степени смешения обозначения в сети Интернет, в частности в доменном имени и при других способах адресации.

——————————–

Федеральный закон от 11.12.2002 N 166-ФЗ “О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации “О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров”.

Право на товарный знак включает в себя правомочия на его самостоятельное использование и запрет на использование обозначения, тождественного или сходного до степени смешения с товарным знаком, третьим лицам без разрешения правообладателя. А поскольку, по Закону, правообладатель может запретить размещение в Интернете товарного знака без его разрешения, то представляется, что соответствующее размещение товарного знака является способом его использования.

Понятие доменного имени встречается также в нормативных актах, регулирующих вопросы бухгалтерского учета. Например, часть из них разъясняет, что домен не может быть отнесен к нематериальным активам (в противовес праву на товарный знак), а затраты на его регистрацию являются затратами организации .

——————————–

Источник: http://zazakon.ru/pravovaya_informaciya/articles/drugie_otrasli_prava/tovarnyj_znak_i_domennoe_imya

Приоритет товарного знака перед доменным именем

Согласно статье 1225 Гражданского кодекса, любое брендовое обозначение (товарный знак), успешно прошедшее процедуру госрегистрации, является интеллектуальной (промышленной) собственностью, охраняемой законом.

Приоритет товарного знака (бренда) устанавливается по дате подачи заявки на госрегистрацию бренда в фед. институте промсобственности.

Правовая охрана брендовых обозначений

Правообладатель бренда (компания, зарегистрированная в одной из легальных форм юр. лица или частное лицо, зарегистрированное в качестве инд. предпринимателя), на имя которого зарегистрирован бренд имеет исключительные правомочия на его использование.

Это означает, что использование третьими лицами схожих брендовых обозначений до степени их смешения вне договорных правоотношений с правообладателем (то есть без лицензии или без франшизы), а равно без разрешения правообладателя брендового обозначения, является противозаконным действием.

Подпункт 2 пункта 1 статьи 1252 ГК РФ предусматривает право правообладателя, как одного из способов защиты своих законных правомочий, в отношении объекта промсобственности, на предъявление требований о немедленном пресечении всех незаконных действий, нарушающих правомочия правообладателя или создающих угрозу их нарушения, к лицу, совершающему такие действия или осуществляющему необходимые приготовления к ним.

То есть, у правообладателя в случае обнаружения нарушения его исключительных прав, есть обеспеченная законом возможность пресечь действия нарушителя любыми легальными методами, в том числе с использованием государственной силы принуждения, посредством обращения с соответствующим заявлением в судебные и/или правоохранительные органы.

При этом, помимо пресечения незаконного использования бренда, правообладатель вправе требовать от нарушителя возмещения причиненных его действиями убытков.

Бренд и доменное имя: различия правового статуса

Домены не отнесены действующим законодательством к объектам интеллектуальной собственности, поименованным в ст. 1225 Гражданского кодекса РФ.

Из анализа правовых установлений действующего гражданского законодательства прямо следует, что в случае, если домен, содержит в себе брендовое обозначение, схожее до степени смешения с иным брендом, и при этом данный домен был зарегистрирован раньше бренда, администратор домена не вправе требовать прекращения использования товарного знака.

Однако же госрегистрация в качестве брендов обозначений, тождественных или сходных до степени смешения с обозначениями в доменных именах других лиц допускается.

Это связано с тем, что гражданское законодательство предусматривает нормы о приоритете бренда и не содержит каких-либо установлений о приоритете статуса доменных имен перед статусом брендов (товарных знаков).

Использование брендов в именах доменов

Одним из способов осуществления исключительных правомочий на бренд, является его размещение в интернете, в том числе в именах доменов, адресе электронной почты, а также и при иных способах виртуальной адресации.

Однако, поскольку домен является способом использования товарного знака, то никто, кроме его правообладателя, не вправе использовать товарный знак в доменном имени.

Использование бренда в доменном имени, тождественном или схожим с товарным знаком, принадлежащим другому правообладателю, до степени их смешения, согласно действующему гражданскому законодательству, является нарушением исключительных правомочий на бренд.

На этом основании, правообладатель товарного знака вправе требовать прекращения использования имени домена, схожего с его брендовым обозначением. Здесь следует отметить, что такая позиция законодателя опять-таки обусловлена приоритетом товарного знака перед доменным именем.

В этой связи возникает большинство судебных споров, когда в доменном имени одного лица используется словесное обозначение, схожее с брендом, принадлежащим другому лицу.

Судебная практика

Судебная практика по таким видам споров свидетельствует, что в большинстве случаев, использование словесного обозначения в имени домена нарушает исключительные права владельца товарного знака, при регистрации брендового обозначения ранее госрегистрации доменного имени.

Ссылаясь на приоритет товарного знака, суды указывают на то, что правообладатель товарного знака является единственным субъектом, который обладает законными правами и интересами в отношении доменного имени.

Источник: https://1patent.ru/blog/tovznaki/prioritet-tovarnogo-znaka-pered-domennym-imenem.html

Добавить комментарий