Удержание вещи как способ обеспечения исполнения обязательства

21. Удержание вещи как способ обеспечения обязательств

Статья359. Основания удержания 1.

Кредитор,у которого находится вещь, подлежащаяпередаче должнику либо лицу, указанномудолжником, вправе в случае неисполнениядолжником в срок обязательства по оплатеэтой вещи или возмещению кредиторусвязанных с нею издержек и других убытковудерживать ее до тех пор, покасоответствующее обязательство не будетисполнено. Удержанием вещи могутобеспечиваться также требования хотяи не связанные с оплатой вещи иливозмещением издержек на нее и другихубытков, но возникшие из обязательства,стороны которого действуют какпредприниматели. 2. Кредитор можетудерживать находящуюся у него вещь,несмотря на то, что после того, как этавещь поступила во владение кредитора,права на нее приобретены третьим лицом. 3. Правила настоящей статьи применяются,если договором не предусмотрено иное.

Правоудержания характеризуется следующимичертами: а)производностью (Оно может возникнутьпостольку, поскольку существуетобязательство и данное обязательстводолжником не исполняется); б)неделимостью предмета удержания(Кредитор вправе удерживать всю вещьцеликом (все имущество, подлежащеепередаче).

Однако, учитывая, что удержаниеимущества есть право (а не обязанность)кредитора, вполне допустима передачачасти вещей должнику или указанному имлицу с удержанием другой части имущества); в) незаменимостью предмета удержания(Право удержания в соответствующихслучаях распространяется на имущество,находящееся у кредитора (а не передаваемоеему с целью обеспечения исполненияобязательства)).

Основаниямивозникновения права удержания являютсяследующие юридические факты: а) неисполнение должником в срокобязательства по оплате вещи; б)неисполнение должником в срок обязательствапо возмещению кредитору связанных сданной вещью издержек и других убытков; в) неисполнение обязательства в иныхслучаях, если его стороны действуют какпредприниматели. 

Предметомудержания может быть только вещь —вещь, подлежащая передаче должнику либолицу, им указанному. При этом не имеетзначения, является ли должник собственникомданной вещи, обладателем правахозяйственного ведения и т.п., или егоправо требовать передачи базируетсяна иных основаниях.

Удерживаться можеткак вещь, которая находилась у кредиторана момент нарушения обязательствадолжником, так и вещь, попавшая в законноевладение кредитора впоследствии. Никакихограничений права удержания в зависимостиот вида вещей, находящихся у кредитора,закон не содержит. Плоды, продукция идоходы удерживаемой вещи также включаютсяв предмет удержания.

Срок существованияправа удержания не ограничен: кредиторвправе удерживать вещь до тех пор, покадолжник не исполнит обязательство. Вто же время право удержания нельзярассматривать в качестве бессрочносуществующего.

По прошествии более илименее длительного времени кредиторобязан либо передать вещь должнику илиуказанному им лицу, либо удовлетворитьсвои требования за счет удерживаемогоимущества (в обоих случаях право удержанияпрекращается).

Ретенторупринадлежат два правомочия: -удерживая вещь, ретентор является еетитульным владельцем, а потому можетсовершать фактические действия пообеспечению сохранности предметаудержания (самозащита — ст.

14 ГК), а такжепредъявлять иски по защите прав владельца,не являющегося собственником (ст. 305ГК).

– ретентор обладает правом наполучение удовлетворения своих требованийиз стоимости удерживаемой вещи в объемеи в порядке, предусмотренных дляудовлетворения требований, обеспеченныхзалогом (ст. 360 ГК).

Удержаниеимущества должника является обеспечительноймерой, причем мерой, обеспечивающейисполнение обязанностей, входящих всодержание именно обязательственныхотношений (а не любых юридическихотношений).

Статья360. Удовлетворение требований за счетудерживаемой вещи Требования кредитора,удерживающего вещь, удовлетворяютсяиз ее стоимости в объеме и порядке,предусмотренных для удовлетворениятребований, обеспеченных залогом.

Наделяякредитора правом удерживать вещьдолжника в случае неисправностипоследнего, целесообразно решить вопросо правовом режиме соответствующегоимущества в случае, если, несмотря наего удержание, должник не исполняетобязательство.

Правильнее всегоудовлетворить требования кредитора засчет этого имущества. При этом «изобретать»какой-то особый порядок обращениявзыскания на удерживаемое имуществовряд ли требуется — можно использоватьсоответствующие нормы, относящиеся кзалогу.

Такой подход отвечает принципунормативной экономии и отражает тенденциюк унификации правовых норм.

Источник: https://StudFiles.net/preview/6225667/page:17/

Правовая природа удержания как способа обеспечения исполнения обязательств

в силу того, что они регулируют отношения только контрагентов, следует применять термин «нормативный», но не правовой акт.

Л.В. Соцуро, определяя гражданско-правовой договор, попытался отказаться от употребления таких неоднозначных терминов, как «соглашение», «правовой акт», «набор обещаний» и т.д.

У него договор предстает как «многоуровневая и многоплановая система юридических обязательств, в которой свободно выражается воля сторон, облеченная в предусмотренную законом форму, направленную на установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей в общественно полезных целях»1. На наш взгляд, неуместным в приведенном определении является определение цели, в соответствии с которой заключается договор. Стороны договора, устанавливая его условия, стремятся реализовать свои личные интересы и потребности, в некоторых случаях — интересы третьих лиц, которые строго определены, но никак не потребности общества.

Таким образом, можно прийти к выводу, что, несмотря на существование различных концепций понимания договора, единая так и не выработана ни в законодательстве РФ, ни в законодательстве других государств. Одна из причин этого видится в самом понятии договора, который имеет несколько значений, в результате чего нельзя выработать и применить к нему одно универсальное определение.

Е.В. Коршикова *

ПРАВОВАЯ ПРИРОДА УДЕРЖАНИЯ КАК СПОСОБА ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ

Ключевые слова: право удержания, предмет удержания, функции удержания, основания удержания, признаки удержания, удовлетворение требований кредитора за счет удерживаемого имущества, ретентор (кредитор, удерживающий вещь должника).

Deduction of the debtor's property is a new (in comparison with the 1964 Civil Code) way of carrying out civil-law obligations. The author, analyzing various opinions ventured by civil legislation experts on the legal nature of deduction, proves the approach according to which deduction cannot be considered as the unilateral transaction.

1 Соцуро Л.В. Гражданско-правовой договор как объект толкования // Арбитражный и гражданский процесс. 2000. № 1. С. 51.

* Аспирантка Московской государственной юридической академии имени О.Е. Кутафина. [departlena@yandex.ru]

In this work the author maintains that any transaction is directed at establishing, changing or terminating civil rights and duties. Functional orientation of deduction is different: its aim is to stimulate the debtor to appropriate execution of the duties.

Besides, actions on deduction of property of the debtor do not result in a change of legal communication between the creditor and the debtor: there are no new rights and duties between them, the existing rights and duties, the nature of their legal relations remains unchanged.

Giving reason for the position, the author allocates the basic lines of deduction which allow to understand more deeply the nature and features of the specified way of carrying out civil-law obligations.

The article focuses on controversial questions connected with the characteristic of deduction as the subjective right, on the one hand, and as the unilateral act, carried out at the creditor's own will, on the other hand.

Право удержания (jus retentionis) — институт древнего происхождения, известный римскому праву и применяемый в настоящее время во многих правовых системах.

Для современного гражданского законодательства РФ институт удержания имущества должника является новым. После принятия ГК РФ, несмотря на внешнюю простоту изложения норм об удержании (всего две статьи, ст.

359—360), тем не менее уже высказаны различные точки зрения о правовой природе удержания, его предмете и пределах, о самой сути удержания как способе обеспечения исполнения обязательств.

Вместе с тем, как показывает анализ судебно-арбитражной практики, отсутствие четко выраженного доктринального толкования создает немало проблем для правоприменения.

В самом деле, достаточно часто в юридической литературе можно встретить мнение, согласно которому удержание кредитором (ретентором) имущества должника следует рассматривать как одностороннюю сделку 1. На наш взгляд, соответствующие действия кредитора нельзя считать сделкой.

Известно, что правила ст.

359 ГК РФ, закрепляющие возможность удерживать кредитором вещь до исполнения обязательства должником, образуют правовые основания изменения соответствующего обязательственного правоотношения между кредитором и должником.

Очевидно, что предусмотренные законодателем нормативные основания создают лишь абстрактную возможность изменения существующего правоотношения. И только при наличии определенного юридического факта — неисполнении

1 См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 1998. С. 448—449; Гражданское право / отв. ред. Е.А. Суханов. В 4 т. Т. 3: Обязательственное право. М., 2006. С. 159.

должником в срок обязанностей по оплате вещи или возмещению кредитору связанных с ней издержек и других убытков, абстрактная возможность удержания превращается в конкретную возможность — право удерживать кредитором вещь должника.

На указанное обстоятельство следует обратить особое внимание, поскольку в цивилистике порой можно встретить подход, согласно которому «основанием удержания является долг, срок уплаты которого наступил»1.

На наш взгляд, данная позиция С.В. Сарбаша страдает определенной сущностной неточностью, поскольку основаниями динамики изменения правоотношения признаются юридические факты.

Именно они реализуют создаваемую нормативными (а также материальными и правосубъектными) предпосылками возможность движения правоотношения 2.

Следовательно, не сам долг должника, а его неправомерное действие, точнее, само бездействие — неисполнение должником своей обязанности и является тем конкретным жизненным обстоятельством, с которым законодатель и связывает конкретную возможность удержания вещи.

В этой связи напомним, что в теории права юридические факты классифицируются по различным основаниям.

По критерию связи с волей участников правоотношений они разделяются на события (обстоятельства, не зависящие от воли субъекта) и действия (обстоятельства, связанные с волей участников правоотношений).

В нашем случае, как отмечалось, речь идет о конкретном обстоятельстве, связанным с волей должника, а именно: его бездействии по выполнению своей обязанности. А это означает, что рассмотрение долга должника в качестве основания удержания противоречит сути классификации юридических фактов.

Следовательно, на основании ст. 359 ГК РФ (нормативная предпосылка) и указанного юридического факта (неисполнение обязанностей должника) у кредитора в дополнение к имеющимся правам, вытекающим из конкретного правоотношения между ним и должником, появляется еще одно право — не передавать вещь должнику.

Очевидно, существующее правоотношение не прекращается, а изменяется с появлением этой конкретной возможности — субъективного права кредитора на удержание вещи. Это новое субъективное гражданское право кредитора есть мера юридически возможного поведения, позволяющая кредитору удовлетворить его собственный интерес — получение определенной денежной суммы за вещь.

Реализация этого права зависит от усмотрения управомоченного лица — кредитора.

1 Сарбаш С.В. Право удержания как способ обеспечения исполнения обязательств. М., 1998. С. 146.

2 См.: Красавчиков O.A. Юридические факты в советском гражданском праве. М., 1958. С. 27; Гонгало Б.М. Учение об обеспечении обязательств. М., 2002. С. 193.

Представляется, что соответствующие действия кредитора нельзя рассматривать как сделку. Известно, что любая сделка направлена на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (ст.

153 ГК РФ). В этом состоит основное назначение сделки. Указанная направленность сделки является ее основным конститутивным признаком, отсутствие которого не позволяет квалифицировать действие как сделку.

Совершенно иное назначение имеет удержание: оно призвано стимулировать должника к исполнению своих обязанностей в рамках существующего между ним и кредитором обязательственного правоотношения. Это — во-первых.

Во-вторых, действия по удержанию имущества должника не прекращают обязательства, не изменяют установленные в его рамках права и обязанности сторон. Появление нового субъективного права — удержание вещи должника — является дополнительным правом кредитора, которое не устраняет основные права и обязанности сторон.

Наличие этого дополнительного (факультативного) права кредитора свидетельствует о том, что оно лишь порождает возможность частично изменить базовое правоотношение, не затрагивая его сути. И реализация этого права кредитора, т.е.

действие кредитора по удержанию вещи должника не прекращает обязанности должника, не прекращает обязательства, существующего между ними. Но указанное действие, совершаемое по воле кредитора, не прекращая существующего обязательственного правоотношения, побуждает должника выполнить свою основную обязанность в рамках установленного обязательства.

Вот почему действия кредитора нельзя рассматривать как одностороннюю сделку, поскольку такая квалификация удержания противоречит учению о сделках.

Это позволяет сделать вывод о том, что удержание как способ обеспечения гражданско-правовых обязательств необходимо рассматривать в двух основных «плоскостях»: во-первых, как субъективное гражданское право кредитора, порождаемое неисполнением должника своей основной обязанности в рамках существующего обязательства, и, во-вторых, как осуществление кредитором данного права, являющееся односторонним актом ретентора.

Удержание вещи во втором значении как акт осуществляется по воле кредитора и стимулирует должника к исполнению обязанности в рамках существующего между ним и ретентором обязательства.

Такая квалификация удержания дает возможность не согласиться с мнением авторов, рассматривающих его или как одностороннюю сделку 1

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/pravovaya-priroda-uderzhaniya-kak-sposoba-obespecheniya-ispolneniya-obyazatelstv

Удержание как способ обеспечения исполнения обязательств | Экономическая газета

Суть удержания состоит в том, что кредитору, у которого находится вещь, подлежащая передаче долж­нику либо лицу, указанному должником, предоставляется право в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с нею издержек и других убытков удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено (п. 1 ст. 340 ГК).

Учитывая, что каждая из сторон по договору может считаться кредитором (п. 2 ст. 289 ГК), правом на удержание вещи будет обладать любая сторона по договору.

Удержание является односторонней сделкой (п. 2 ст. 155 ГК), так как для применения удержания необходимо и достаточно выражения воли одной стороны – кредитора по договору. Согласия должника не требуется.

Поведение кредитора при удержании вещи выражается в его пассивных действиях, состоящих в том, что он не передает данную вещь должнику или третьему лицу по указанию должника.

Объекты удержания

Из буквального толкования п. 1 ст. 340 ГК следует, что объектом удержания является вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником.

Определение законодателем предмета удержания только как вещи, способной к удержанию кредитором (по сути, вещи, находящейся в физическом владении кредитора), сужает область применения данного способа обеспечения исполнения обязательств до упрощенного гражданского оборота, когда должны быть переданы по обязательству вещи как материальные предметы. 

Поэтому не все объекты гражданских прав, отнесенные нормой ст. 128 ГК к вещам, могут выступать объектом удержания.

В частности, не могут быть объектом удержания не имеющие овеществленную форму имущественные права (требования).

Денежные средства также не могут выступать объектом удержания, так как деньги невозможно реализовать в порядке, предусмотренном для удовлетворения требований, обеспеченных залогом.

При этом применение удержания денежных средств в случаях, прямо предусмотренных законодательством, в частности, при удержании арендатором расходов на устранение недостатков в арендованном имуществе из арендной платы (подп. 2 ч.

1 ст. 583 ГК) и удержании комиссионером причитающихся ему по договору комиссии сумм из всех сумм, поступивших к нему за счет комитента (ст. 887 ГК), следует рассматривать как «удержание», носящее, по сути, характер зачета (ст.

381 ГК).

Спорным является вопрос о правомерности удержания недвижимого имущества. Необходимо отметить, что в нормах параграфа 4 гл. 23 ГК нет запрета на удержание недвижимости.

Однако при этом белорусское законодательство не содержит норм, регулирующих возможность удерживать недвижимое имущество, и судебная практика не выработала подходов к этому вопросу. Существует мнение, что кредитор не вправе удерживать недвижимое имущество.

В обоснование приводится следующий аргумент: право удержания недвижимой вещи подлежит государственной регистрации как ограничение вещного права на недвижимость.

В то же время ни сам ГК, ни специальные нормативные акты о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним не содержат правового механизма регистрации удержания как обременения недвижимого имущества. По нашему мнению, до принятия законодателем необходимых норм, в достаточной степени регулирующих вопросы удержания недвижимого имущества, данный институт не сможет получить полноценной реализации в гражданских правоотношениях.

По вопросу об объектах удержания необходимо также отметить следующее: поскольку требования кредитора, удерживающего вещь, будут удовлетворены в объеме и порядке, предусмотренных для удовлетворения требований, обеспеченных залогом (п. 5 ст.

 340 ГК), очевидно, что по аналогии с нормой ст. 334 ГК переход права собственности на удерживаемую вещь в результате возмездного или безвозмездного отчуждения этой вещи либо в порядке универсального правопреемства не влияет на право кредитора ее удерживать (п.

3 ст. 340 ГК).

Условие применения

Право удержания возникает у кредитора лишь в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с нею издержек.

По общему правилу, удержанием вещи могут обеспечиваться только требования, связанные с этой вещью (п. 1 ст. 340 ГК).

Но если стороны обязательства действуют как предприниматели, то удержанием могут обеспечиваться любые требования кредитора (п. 2 ст. 340 ГК). 

Право удержания вещи имеет сторона по договору, если она вправе требовать платежа или возмещения произведенных расходов, связанных с вещью. Для предпринимателей сфера применения удержания расширена и включает в себя не только реальный ущерб и причитающиеся платежи по договору, но и упущенную выгоду, а также другие требования, воз­никающие из обязательства.

Важнейшим условием применения кредитором на практике норм об удержании является фактическое нахождение вещи в его владении, т.е. обладание кредитором вещью в натуре. При этом владение вещью не должно быть вызвано неправомерными деяниями кредитора по завладению вещью должника, т.е.

вещь, в отношении которой кредитор намерен применить удержание, должна оказаться в его владении на законном основании.

Если же вещь захвачена кредитором либо она находится у кредитора без установленных законодательством или сделкой оснований (пусть даже для обеспечения законных интересов кредитора), удержание захваченной вещи будет неправомерным. 

Предположим, что между сторонами был заключен срочный договор аренды офисного помещения. После истечения срока договора аренды в связи с наличием задолженности по арендной плате арендодатель самостоятельно изъял из офисного помещения оргтехнику арендатора и удерживает ее на собственном складе. Вправе ли арендатор понудить арендодателя вернуть принадлежащую ему оргтехнику?

Да, посредством заявления иска об истребовании имущества из незаконного владения арендодателя.

Из норм п.п. 1 и 3 ст.

340 ГК следует, что кредитор вправе удерживать лишь ту вещь должника, которая находится в его владении на законном основании (например, по договору, обусловливающему передачу этой вещи от кредитора в адрес должника).

В рассматриваемой ситуации арендодатель самостоятельно изъял оргтехнику арендатора из находившегося в аренде офисного помещения. Следовательно, удержание, примененное арендодателем, является незаконным.

В силу ст. 282 ГК собственнику (арендатору) принадлежит право истребовать свое имущество (оргтехнику) из чужого незаконного владения (в данном случае незаконного владения арендодателя).

Так, в постановлении апелляционной инстанции хозяйственного суда города Минска от 1.03.

2011 указано: суд первой инстанции сделал правильный вывод о том, что право на удержание вещи должника возникает у кредитора лишь в том случае, когда спорная вещь оказалась в его владении на законном основании.

Поскольку удерживаемое имущество ответчику (арендодателю) по договору не передавалось и он принудительным образом изъял указанное в акте описи имущество, удержание является незаконным.

На практике возможна и другая ситуация. Учитывая, что для решения о правомерности удержания применяется правило об основательном (законном) владении вещью кредитором, по нашему мнению, следует сделать вывод о правомерности удержания в том случае, когда вещь должника находится у кредитора по другому существующему между ними (не нарушенному должником) обязательству.

Например, для обеспечения исполнения обязательства по уплате арендной платы удержание арендодателем (кредитором) вещи арендатора (должника), находящейся у него по договору хранения, по которому арендодатель выступает хранителем, а арендатор – поклажедателем, должно признаваться, на наш взгляд, правомерным.

Но справедливости ради следует отметить, что экономические суды такой подход не поддерживают.

Сроки удержания

Нормы ст. 340 ГК не ограничивают каким-либо сроком удержание вещи. Вместе с тем необходимо согласиться, что удержание не может быть бессрочным: удерживаемая вещь либо должна быть возвращена должнику (по исполнении должником обеспеченного удержанием обязательства), либо за счет ее стоимости кредитор должен удовлетворить свои требования (п. 5 ст. 340 ГК).

Источник: https://neg.by/novosti/otkrytj/uderzhanie-kak-sposob-obespecheniya-ispolneniya-obyazatelstv

открытая библиотека учебной информации

Право удержания (jus retentionis) – институт древнего происхождения. Он был известен в римском праве*(154), применялся и применяется во многих правовых системах*(155).

«Кредитор, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником, вправе в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с ней издержек и других убытков удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено. Удержанием вещи могут обеспечиваться также требования, хотя и не связанные с оплатой вещи или возмещением издержек на нее и связанных с ней других убытков, но возникшие из обязательства, стороны которого действуют как предприниматели.» (п. 1 ст. 359 ГК.)

Функции права удержания сводятся к решению двух задач:

а) обеспечение и стимулирование надлежащего исполнения должником соответствующего денежного обязательства;

б) компенсация денежных требований кредитора (ретентора) из стоимости удерживаемой вещи в объеме и порядке, предусмотренных для удовлетворения требований, обеспеченных залогом (ст. 360 ГК).

Право удержания сохраняется при переходе права на удерживаемую вещь к третьим лицам.

По содержанию функций, определœенных действующим законодательством, право удержания можно подразделить на два вида:

– общегражданское, используемое для обеспечения исполнения обязательств, субъектами которых бывают как предприниматели, так и лица, не являющиеся таковыми;

– торговое (предпринимательское), применяемое с целью обеспечения исполнения обязательств, обе стороны (участники) которых действуют как предприниматели.

Основаниями возникновения общегражданского права удержания являются:

а) неисполнение должником в срок обязательства по оплате вещи;

б) неисполнение должником в срок обязательства по возмещению издержек и других убытков (ч. 1 п. 1 ст. 359 ГК).

Сроки существования и начала осуществления права удержания законом не определœены. Кредитор может начать осуществление права на удержание в любое время после возникновения основания права удержания, но до истечения срока исковой давности по требованию, вытекающему из обеспечиваемого обязательства.

В случае если истек срок исковой давности для заявления требования, вытекающего из обеспечиваемого обязательства, кредитор не может начать удерживать вещь, тем более удовлетворить свои требования из стоимости удерживаемой вещи в порядке, предусмотренном для удовлетворения требований, обеспеченных залогом.

https://www.youtube.com/watch?v=238E07XADyQ

Предметом права удержания может быть только вещь, являющаяся собственностью должника (или принадлежащая ему на ином титуле), ᴛ.ᴇ. чужая для кредитора вещь.

Объектом удержания не может быть собственная вещь ретентора, подлежащая передаче должнику, к примеру, в случае допущенной покупателœем вещи просрочки платежа, так как абсурдно само предположение, что собственник вещи должен получить удовлетворение своих денежных требований за счет стоимости собственной вещи.

По этой причине “удержание” собственной вещи может рассматриваться исключительно как форма приостановки исполнения обязательства или отказа от исполнения, предусмотренная п. 2 ст. 328 ГК.

В соответствии с нормой п. 1 ст. 359 ГК объектом удержания может быть лишь вещь, подлежащая передаче должнику. Следовательно, иные объекты гражданских прав, указанные в ст. 128 ГК, в частности имущественные права, работы и услуги, информация, результаты интеллектуальной деятельности и нематериальные блага, не бывают объектом удержания.

Ретентору в рамках права на удержание вещи принадлежат два правомочия.

В первую очередь, ретентор, удерживая вещь, является ее титульным владельцем, а потому может совершать фактические действия по обеспечению сохранности предмета удержания (самозащита – ст. 14 ГК), а также предъявлять иски по защите прав владельца, не являющегося собственником (ст. 305 ГК).

Во-вторых, ретентор обладает правом на получение удовлетворения своих требований из стоимости удерживаемой вещи в объеме и в порядке, предусмотренных для удовлетворения требований, обеспеченных залогом (ст. 360 ГК). Отсюда следует, что нормы ст.

348-350 ГК, регламентирующие порядок обращения взыскания на заложенное имущество и его реализацию, в полной мере применяются при осуществлении указанного полномочия ретентора.

В обращении взыскания на удерживаемую вещь может быть отказано, если допущенное должником нарушение будет незначительно, а размер требований ретентора вследствие этого будет явно несоразмерен стоимости удерживаемой вещи.

Основной обязанностью ретентора является крайне важность принятия мер сохранения удерживаемой вещи, соответствующих обычаям делового оборота.

Должник в случае удержания его вещи ретентором имеет права, корреспондирующие с обязанностями последнего, – право требовать обеспечения сохранности вещи, возмещения убытков, причинœенных порчей удерживаемой вещи, и т.д.

Вместе с тем у должника при удовлетворении требований ретентора из стоимости удерживаемой вещи в объеме и порядке, предусмотренном для удовлетворения требований, обеспеченных залогом, возникают права, однопорядковые правам залогодержателя при наложении взыскания на предмет залога и его реализации.

В частности, должник вправе просить суд, обращающий взыскание на удерживаемое имущество, об отсрочке его продажи с публичных торгов на срок до одного года.

(лекция Кузьминой):

2) Способы обеспечения обязательства, обеспечительная сила которых заключается в предоставлении кредитору возможности воздействовать на определœенное имущество должника или 3его лица:

а) Залоᴦ.

б) Удержание.

Сходство: это вещноправовые способы.

Различия:

а) В основаниях возникновения. Залог может быть законным и договорным. Удержание – только законный способ.

б) В виде имущества, на ĸᴏᴛᴏᴩᴏᴇ может воздействовать кредитор. Различия основываются на том, чье это имущество и где оно находится. Предметом залога может быть только имущество, указаное в законе или в договоре о залоге, ᴛ.ᴇ.

заранее определœенное имущество (при чем это бывают как вещи, так и права требования. Как правило это имущество остается в период действия залогового обязательства остается фактически во владении залогодателя).

Предметом удержания может быть только вещь, которая фактически находится во владении кредитора, которую он был обязан по условиям обязательства передать должнику или 3ему лицу.

в) Залог дает ему право требовать продажи этой вещи с торгов и обращения в свою пользу денеᴦ. При удержании – право удерживать, в смысле не передавать.

57. Гражданско-правовая ответственность: понятие, функции.

Понятия гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательств закон не даёт.

Гражданско-правовая ответственность – это вид юридической ответственности со всœеми её свойствами ( является последствием нарушения каких-то прав; эти последствия носят для нарушителя отрицательный характер; их применение гарантировано силой государственного принуждения).

Особенности гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательства:

а) Гражданско-правовая ответственность за нарушение обязательств является следствием нарушения должником его обязанности в конкретном обязательстве (по платежу денег, передачи вещи и т.д.).

Существуют 2 формы неправомерного поведения: неисполнение обязательства или ненадлежащее исполнение обязательства, за которые и наступает гражданско-правовая ответственность.

Должник отвечает перед кредитором. Такая ответственность частная, а не публичное. Соответственно привлечение к такой ответственности идет посредством частной инициативы.

б) Для должника наступают Имущественные неблагоприятные последствия: в результате их применения имущество должника уменьшится и оно будет обращено в пользу кредитора, перед которым должник отвечает. Данные неблагоприятные последствия, вызванные нарушением обязательства, носят для должника дополнительный характер по отношению к его обязанности в обязательстве.

в) Особенность связана с реализацией государственного принуждения. Гражданско-правовая ответственность может быть реализована и вне системы государственного принуждения, она может произойти на добровольных началах в виде добровольного претерпевания.

Добровольность должника стимулируется судебными издержками (гражданский процесс, в отличии от уголовного, платен).

Закон о защите прав потребителœей предусматривает, что 50% суммы иска взыскивается с должника в пользу РФ сверх тех 100%, которые получает кредитор (в наказание за то, что довел дело до суда) – как пример.

Доктринальное определœение: Гражданско-правовая ответственность за нарушение обязательства – это возложение на должника, не исполнившего или ненадлежащим образом исполнившего свои обязанности перед кредитором дополнительных имущественных обременений (потерь/утрат/лишений).

Наряду с гражданско-правовой ответственностью за нарушение обязательств, существует гражданско-правовая ответственность, не связанная с нарушением обязательств (деликтная). Деликтная наступает в связи с причинœением вреда в связи с нарушением абсолютных прав.

Источник: http://oplib.ru/random/view/1126424

Удержание в системе способов обеспечения исполнения обязательств тема диссертации и автореферата по ВАК 12.00.03, кандидат юридических наук Якушина, Любовь Николаевна

Это результаты работы, оборудование, принадлежащее заказчику, переданная для переработки (обработки) вещи, остатки неиспользованного материала и другое оказавшееся у него имущество заказчика.

Перечень вещей, который обозначен в статье, не является исчерпывающим, и не случайно применяется такая формулировка: «и другого оказавшегося у него имущества заказчика». Таким образом, удерживаться может только имущество, принадлежащее заказчику. И конечно же, это имущество должно характеризоваться индивидуально-определенными признаками, должно быть движимым, оборотоспособным.

Полагаем, что если стороны договора подряда являются субъектами предпринимательской деятельности, то право удержания применимо к любой вещи заказчика, оказавшейся на законном основании у подрядчика, даже не имеющей никакого отношения к договору подряда (ч.

2 п. 1 ст. 359 ГК РФ). Если же в качестве заказчика будет выступать физическое лицо, то ч. 2 п. 1 ст. 359 ГК РФ – не применима, а следовательно, вещи данного заказчика, не имеющие отношения к договору подряда, не могут быть удержаны в качестве обеспечения.

Если право удержания подрядчиком применяется необоснованно, то он, в соответствии с общими нормами гражданского права, обязан возместить заказчику причиненные ему убытки (ст. 393 ГК РФ).

В обзоре практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав, в приложении к письму ВАС РФ от 28 апреля 1997 г. в п. 6 разбирается казус из арбитражной судебной практики -о возможности применения виндикации в связи с незаконным удержанием имущества должника.

Фабула дела такова. В суд обратилось акционерное общество с иском » об истребовании имущества из чужого незаконного владения комбината.

Из представленных в арбитражный суд документов следовало, что в связи с исполнением обязательств по договору подряда на капитальное строительство, заключенному истцом и ответчиком, первым на территорию ответчика было завезено оборудование: подъемник и пять бригадных вагончиков, которые по окончании строительных работ АО – подрядчик (истец) не смогло вывезти в связи с удержанием их комбинатом.

Из представленных суду документов следовало, что у ответчика сохранился только подъемник.

Поэтому требования удовлетворены только частично, что касается передачи вагончиков, то эти требования удовлетворению не подлежали.

В этой ситуации собственник вправе предъявить иск о возмещении убытков.

Анализируя данный пример, полагаем, что решение суда совершенно обоснованно, так как объектом виндикации может быть находящееся у ответчика имущество, а если его нет, то в этом случае интересы собственника защищаются с помощью иска о возмещении убытков. • При обращении в суд истец указывает на неправомерное удержание принадлежащего ему имущества, оказавшегося у ответчика в связи с исполнением договора подряда1.

Как следует из изложенной фабулы дела, условия договора подряда подрядчиком были выполнены.

Также не было между подрядчиком и заказчиком других обязательственных отношений, из которых могло возникнуть предпринимательское право удержания. Следовательно, не было никаких оснований на удержание имущества должника, даже в том случае, если бы последнее сохранилось.

Заключение

Изложенное нами позволяет сделать следующие обобщенные выводы:

1. Выбор способа обеспечения исполнения обязательства, как оптимальной гарантии исполнения обязательства, зависит от усмотрения сторон, от вида основного обязательства, от возможности должника предоставить это обеспечение и от многих других факторов.

Поэтому приведенные классификации способов обеспечения исполнения обязательства по различным признакам: по субъекту, по предмету, по основаниям возникновения и т.д.

– позволяют выбрать наиболее эффективный способ обеспечения исполнения обязательств для защиты требований кредитора.

2.

Из всех специальных способов обеспечения исполнения обязательств право удержания является новым в российском законодательстве. Его применение на практике является достаточно редким. Судебная практика почти не существует.

Полагаем, что это связано как с его новизной, так и с несовершенством самих норм гражданского законодательства посвященных удержанию.

Новизна данного способа обеспечения исполнения обязательств проявляется в том, что он впервые обозначается в гражданском законодательстве России как самостоятельный способ обеспечения, хотя в истории права он был неизвестен и до принятия ГК РФ 1994 г.

Удержание кредитором вещи должника было известно дореволюционному гражданскому праву, правовым системам различных западных государств. И появление норм о праве удержания в современном Российском гражданском законодательстве – это своеобразная реанимация гражданско-правовых норм дореволюционного законодательства.

3. Право удержания как способ обеспечения обязательств является односторонней сделкой, поэтому к нему применимы все правила норм ГК РФ, относящиеся к сделкам. Право удержания, являясь сделкой.

соответствует всем условиям действительности сделок.

Следует отметить, что к форме права удержания закон не предъявляет никаких требований, следовательно, данная сделка может быть облечена в любую форму по усмотрению ретентора.

4. Субъектами права удержания могут быть любые субъекты гражданского права, в том числе физические лица (граждане РФ, иностранные граждане, лица без гражданства), граждане-предприниматели, юридические лица (в том числе и иностранные юридические лица), обладающие правом на осуществление сделок в пределах предоставленных им полномочий.

5. Предметом права удержания является вещь должника, находящаяся во владении у кредитора (ретентора).

Удерживаемая вещь должника должна характеризоваться как индивидуально-определенная, так как только индивидуально-определенная вещь может быть предметом вещных прав, в том числе и права собственности.

Удерживаться может только движимая вещь. Сделки с недвижимыми вещами, возникновение прав на недвижимое имущество подлежат государственной регистрации. Регистрация права удержания недвижимого имущества ни Гражданским кодексом, ни Законом РФ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» от 21.07.1997г., не предусмотрена.

К вещам, в гражданско-правовом смысле, относятся деньги и ценные бумаги.

Деньги тоже могут быть предметом права удержания, но с некоторыми оговорками, позволяющими наделить их индивидуально-определенными признаками.

Ценные бумаги могут быть предметом удержания при условии, что они имеют документарную форму.

6. Право удержания – это срочное право. Законом срок его существования не определен. Руководствоваться указанием на разумные сроки недопустимо, так как в этом случае не ясно, кто их определяет, и здесь совершенно не исключен субъективизм.

Поэтому полагаем, что сроки по удержанию вещи должника должны быть определены законом (от 3 до 6 месяцев).

Конкретизация сроков в Законе будет стимулировать должника к исполнению обязательств, не допускать никаких злоупотреблений с обеих сторон, повышать гарантию удовлетворения требований кредитора.

7. Удовлетворение требований кредитора всегда носит денежный характер, что следует из редакции п. 1 ст. 359 ГК РФ.

8. Право удержания бывает общегражданским, когда субъектами выступают физические лица, и предпринимательским (торговым), в котором субъектами выступают предприниматели. В последнем случае закон указывает, что удержанием вещи могут обеспечиваться также требования, возникшие из других обязательств.

9. Правила о применении удержания не могут включаться в договор как его условия, так как это односторонняя сделка, по которой предмет удержания заранее не конкретизируется. Но в договоре может быть оговорено недопущение применения данного способа обеспечения исполнения обязательства, но может быть оговорен срок и порядок обращения взыскания на удерживаемые вещи.

10. Основанием возникновения удержания является: неисполнение должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещение кредитору связанных с нею издержек и других убытков.

Однако, в ГК РФ, в статьях 712, 790, 972, 996, указываются и другие основания – неоплата оказанных услуг кредитору должником. В этих случаях удержание может применяться только в том случае, если оно возникло из предпринимательских отношений, иначе должна быть оговорка в ст. 359 ГК РФ что возможно применение удержания по основаниям, т указанным в других статьях ГК РФ и иных документах.

11. Применение правила ст. 360 ГК РФ для удовлетворения требований кредитора за счет удерживаемого имущества в объеме и порядке, предусмотренных для удовлетворения требований, обеспеченных залогом, не всегда и не во всех случаях применимо по отношению к удержанию.

Во-первых, удержание не может применяться ч. 1 ст. 349 ГК РФ, поскольку в ней изложены правила, связанные с недвижимостью.

Во-вторых, к удержанию не может применяться п. 1 ч. 3 ст. 349 ГК РФ так как удерживаемая вещь всегда принадлежит собственнику на праве титула.

12. Реализация вещи возможна как по решению суда, так и по соглашению ретентора и должника. В последнем случае право продажи этой вещи принадлежит только должнику как собственнику вещи, но в договоре купли-продажи должен быть предусмотрен обязательно механизм расчета с ретентором.

13. При применении права удержания не должна иметь значение делимость вещи, а следовательно, и возможность возвращения ее по частям

• по мере удовлетворения требований кредитора. Удержание вещи целиком стимулирует должника к быстрейшему надлежащему исполнению основного обязательства. Аналогично это должно относиться и к стоимости удерживаемой вещи, превышающей стоимость основного обязательства.

14. Удержание является самостоятельным способом обеспечения исполнения обязательств, а, следовательно, необходим и самостоятельный т механизм по реализации удовлетворения требований ретентора, что должно быть четко обозначено в законе.

15. Удержание имеет определенное сходство с залоговым правом, самозащитой, мерами оперативного воздействия. Однако, несмотря на схожесть данных институтов, между ними существует значительная разница.

Различие между залоговым правом и удержанием как способом Ф обеспечения обязательств можно провести: по моменту возникновения, по форме, по соотношению прав и обязанностей сторон, по предмету, по месту нахождения заложенной и удерживаемой вещи, по объему правомочий, по защите правомочий залогового права и права удержания.

Между удержанием и самозащитой так же имеются существенные различия.

Самозащита – это защита прав во внесудебном порядке, удержание-способ обеспечения исполнения обязательств. При удержании не имеет значения превышение стоимости удерживаемого имущества по отношению к стоимости обеспечиваемого обязательства.

При самозащите отсутствует альтернатива обращения за защитой к государственным органам, что нельзя сказать об удержании. Самозащита всегда применяется против т неправомерного посягательства, а при удержании, как правило, признак неправомерности отсутствует. Различие проводится и по субъектам.

Самозащита осуществляется только физическим лицом, а удержание возможно любым субъектом гражданского права.

Не являются идентичными удержание и меры оперативного Ф воздействия, так как меры оперативного воздействия применимы при любых нарушениях обязательства, в любое время, в то время как удержание возникает только при неисполнении обязательства и только по основаниям указанным в законе.

Меры оперативного воздействия применяются в обязательствах, имеющих любой предмет, а предметом удержания может быть только движимая, индивидуально-определенная вещь.

Следует т отметить, что и цели применения этих институтов различны: удержание обеспечивает обязательство и его применение влечет за собой невыгодные имущественные последствия для должника, в то время как меры оперативного воздействия, могут и не повлечь таких последствий и, более того, обязательство, как правило, не прекращается.

16. Неурегулированность законом удержания затрудняет применение его как способа обеспечения исполнения обязательств, и между физическими лицами, и в предпринимательской практике, что в конечном итоге приводит к невостребованности данных норм ГК РФ на практике,

17. Предлагаем внести дополнения и изменения в ст. 359 и 360 ГК РФ, изложив их в следующей редакции:

Статья 359.

1. Удержание – это универсальный способ обеспечения исполнения обязательств, применяемый в договорных отношениях между субъектами гражданского права. Применение удержания побуждает должника к исполнению обязательства, оплате издержек и убытков посредством невыдачи последнему принадлежащей ему вещи.

2.

Кредитор, у которого находится движимая, индивидуально-определенная вещь, подлежащая передаче должнику, либо лицу, указанному должником, вправе в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с нею издержек и других убытков, либо по другим основаниям, указанным в нормах ГК РФ и других законах удерживать ее в течение трех месяцев. Данный срок может быть продлен соглашением сторон или решением суда не боле чем на три месяца при наличии реальной возможности у должника исполнить обязательство, с условием, что кредитору будут возмещены все издержки и убытки за весь период с момента возникновения права удержания и далее по тексту ст. 359 ГК РФ.

Статья 360.

Требования кредитора, удерживающего вещь, удовлетворяются из ее стоимости в объеме и порядке, предусмотренном для удовлетворения требований, обеспеченных залогом за исключением ч. 1 и п.1 ч. 3 ст. 394 ГК РФ и ч. 2 ст. 350 ГК РФ.

Источник: http://www.dissercat.com/content/uderzhanie-v-sisteme-sposobov-obespecheniya-ispolneniya-obyazatelstv

Добавить комментарий